Страница Раисы Крапп - Проза
RAISA.RU

Глава двадцать девятая

Быть на своем месте. Из сочинений Стаса Маренго.

Стрелок распрощался с Роландом тепло, но без особых сожалений. К чему они? Он хорошо выполнил свою работу, как до того выполнял ее много раз. Не разу не довелось ему снова встретиться с теми, кого сопровождал на трудном пути, хранил от опасностей, от разбойников и убийц. Люди разные были. Кого-то он забывал в ту же минуту, как поворачивался спиной и уходил от них. О ком-то помнил еще некоторое время. А было — считанные разы — что человек жил в его памяти и до сего дня. Роланд, вероятно, будет среди вторых. Хороший парень. И семья у него хорошая. Как были рады возвращению сына, как со слезами на глазах благодарили Стрелка, когда узнали, каким было это возвращение и какое участие в их Роланде он принял. Отец потом предлагал остаться у них, работать в охране. Был огорчен отказом, но к решению Стрелка отнесся с уважением. Пусть будут счастливы и здоровы.

Стрелок не искал новой работы, но прежде чем он пустился в путь, к нему пришли. Сначала купец — надеялся за счёт Стрелка усилить отряд сопровождения обоза с товаром. Долго уговаривал, не мог поверить, что тот просто не хочет заключать новый контракт, и повышал, и повышал ставку. А Стрелок, действительно, не хотел новой работы. И не потому, что отец Роланда заплатил более чем щедро.

…Уже за городом, к нему вдруг подскочил человек, сидевший до того на пыльной обочине, схватился за стремя.

— Тебя жду, Стрелок! Помоги!

— Чего тебе? — спросил тот, расслабляя пальцы на рукояти меча.

Странный незнакомец оказался златокузнецом и резчиком по самоцветам. Злодеи похитили его жену-красавицу и потребовали выкуп. Ему не дали времени собрать нужную сумму, женщину увезли в Земли Высокого Солнца, чтобы там продать. При этом поставили условие: они будут ждать четыре седьмицы. Если он хочет вернуть свою жену, пусть привезет выкуп туда.

— Умоляю тебя, помоги. У меня с собой деньги и золото. Боюсь, не довезу я. А просить мне больше некого.

— У тебя есть дети?

— Есть. Трое.

— Возвращайся к ним. Жену свою ты больше не увидишь. Разве не понимаешь, для чего они так сделали? Зачем везти похищенную женщину так далеко, а потом вернуть мужу? У них другие намерения. А тебя выманили вместе с деньгами и драгоценностями, чтобы без хлопот всё отнять. Возвращайся. Иначе дети твои станут сиротами.

Несчастный смотрел на Стрелка снизу глазами, полными отчаяния.

— Ты ей не поможешь и ты в этом не виноват, — сказал Стрелок.

— А если она ждёт меня?

— Ты не дойдёшь. Даже если я буду с тобой. Лучше подумай о ваших детях. Часть её осталась с тобой, в них.

Несчастный стоял, покачиваясь, и, будто силы враз оставили его, опустился в пыль, под копыта коня Стрелка.

— Прости, что пришлось сказать тебе жестокие слова. Возвращайся и береги своих детей, — с тяжёлым сердцем сказал Стрелок и послал коня вперёд.

Отказывая этому человеку, Стрелок не кривил душой. Он знал, всё так, как он сказал — жену мастер потерял, а если от отчаяния вознамерится выполнить условие злодеев, потеряет не только богатство, но и голову. Впрочем, в другой день Стрелок, может быть, ответил бы согласием. Не потому что надеялся бы вернуть мастеру его жену. А для того, чтоб наказать негодяев. Так же, как наказал несостоявшихся убийц Роланда. Но не сегодня. Сегодня дорога не стлалась под копыта его коня, сегодня Стрелку хотелось повернуть назад, туда, откуда всегда начинались его дороги. Туда, где его ждут.

Он постарался освободиться от мыслей о несчастье этого человека и его жены — что толку тяготить сердце бессмысленными думами и сожалениями. Если бы он мог помочь, он не ушёл бы. К сожалению, случаются горькие события, в которых ничего нельзя изменить. Потому, что они свершились. А если не дать им совершиться? Быть рядом, защищать и хранить… Это он хорошо умеет. Будь он охранником в доме златокузнеца, похитили бы его жену? Едва ли…

Чёрт побери! Как же она сказала тогда? «Ты нанимаешься охранником, телохранителем, но на самом деле ни за кого не хочешь отвечать. Особенно за тех, кому нужен». Ведь именно так и сказала!

Он защищает и хранит. Только там ли, где должен?


Что дальше?
Что было раньше?
Что вообще происходит?