Страница Раисы Крапп - Проза
RAISA.RU

Глава сорок девятая

Друг или враг?

Оборудованное под жилую комнату помещение открылось за одной из панелей, которыми были облицованы стены тоннеля. Здесь можно было поесть, выспаться, помыться, подлечиться. Лиса уснула, пока мы ехали и даже не проснулась, когда я осторожно поднял её и перенёс в комнату на кушетку. Вероятно, беспрестанный конфликт с командой и с самой собой, в котором она находилась последние часы, истощил её физически и психически.

Гард нарисовал мне схему тоннеля и объяснил про запорные стены на тот случай, если мы с Лисой не дождёмся их и на Базу придётся возвращаться одним. Едва ли можно будет рассчитывать на Лису в этом случае.

Ребята уехали, а я первым делом полез в аптечку. Названия медикаментов были незнакомы, но с помощью инструкций, показаний к применению и противопоказаний, можно было разобраться что к чему. Я сомневался, что в аптечке найдётся какой-нибудь нейролептик, и правильно сомневался. К тому же я не был уверен, что решусь дать Лисе незнакомый мне препарат. Наверное, дал бы, для её же пользы. Хоть и очень не хотелось. Но нейролептиков не нашёл, а внимание моё привлекла упаковка, на фоне цветущего луга значилось «Синявка аптечная». Как бы что-то знакомое… А, вот что мне эти мелкие цветули на коробке напомнили — синюха голубая. Хорошо известное мне растение, из которого делают седативные препараты. Причем синюха, самый эффективный препарат среди подобных, намного лучше действует, чем так же валерьянка, например. Я вытянул из коробочки флакон с тёмной жидкостью и инструкцию. Ну да… синявка, синюха — никакой разницы в свойствах и применении. Так вот каков ты, цветочек аленький! Кой же чёрт всё так перепутал, зашифровал?! Или моя собственная фантазия? Или моя, фик знает какая связь с этим миром, больше похожая на глухой телефон — и услышал не так, и передал не этак? Нет, а причём тут глухой телефон? Синюха из моего мира прикинулась тут синявкой… Я-то тут причём? Ох, да ладно, спасибо, что оказалась под рукой. И дай Бог, поможет Лисе.

А приготовил для неё питьё с этой настойкой, пусть будет под рукой. Сел на кушетку в ногах у Лисы, откинулся на стену. Каким же длинным был этот день… Ночной марш-бросок, засада, бой, возвращение с Танцором, заваруха, которую он нам устроил… А ведь Лиса тоже наверняка глаз ночью не сомкнула, ожидая нашего возвращения. И стоило немного расслабиться — уснула. А может, для Жаркиного снотворного как раз и не хватало, чтоб она расслабилась. Я увидел на стуле аккуратно сложенный плед, стал и осторожно укрыл Лису. Она не шелохнулась.

Танцор… До сих пор не было и минуты, чтобы обдумать моё неожиданное открытие. Уверен, такой минуты не было ни у Шороха, ни у Патрика. Да и у Гарда тоже. Брат Лисы. Принц Аскаланты. Законный наследник королевства. А сам-то я уверен в этом на все сто? Крохотная наколка, спрятанная от случайных глаз — герб, цель безуспешных поисков Короля и Стрелка. Герб, вышитый на пелёнке моего найдёныша. Герб, придуманный мной в моей книжке.

Но ещё в активе у Гарда разбуженное знание о подземельях Аскаланты. Вот в том, что он этим знанием владеет, нет ни малейших сомнений. Правда, тут как тут вопрос: кто и когда заложил их в подсознание Танцора? В самом ли деле года в четыре в родном дворце?

Ещё эта мистика с плетёным браслетом… Стрелок сказал бы «запястом», — хмыкнул я. А ведь Лиса знает о браслете, видела во сне. Там Стрелок плёл его для мальчика с псарни. А Гард сказал, что браслет подарил Учитель, но в его сне браслет дарил Стрелок, на псарне. Хммм… Значит, есть учитель и Стрелок. Интересно, а с этим учителем я никак не пересекаюсь? Не того ли он называет Учителем, кто сделал из него бойца? Одни вопросы. Как выпутаться из этого лабиринта снов, символов, догадок и фантастических реальностей?

Я не знаю, что говорил парень, когда его допрашивали. Наверное, не много, если Лисины коммандос начали выколачивать информацию. А он молчал. Сказал ли он что-то о себе раньше, я того не знал. Но я знаю, что он боец, отлично подготовленный физически и психически. И при этом он пальцем не шевельнул в свою защиту, когда его прессовали. Почему? Танцо-о-ор…

Пришёл он, скорее всего из Арастана, может быть, от самого бен-Яира. Кто ещё мог послать к Лисе с кодом от заложенной в неё психограммы? Закодировали её, вероятно, в тот день, когда погибла королевская семья. Погибли все, кроме Лисы и самого младшего ребёнка, принца Милада. Лису отпустили с замедленной миной в подсознании, а мальчика увезли с собой, подстроив так, что все в Аскаланте были уверены в смерти принца. В Арастане вырастили из него воина, Милад стал Гардом. Что за хитроумный план осуществлял Саидхарун, известный изощрённым коварством?

Тут явилась мысль, которая не очень-то мне понравилась: а сам Гард знал ли о своём происхождении? Что если он был воспитан в ненависти к Лисе, как к наследнице-конкурентке? Если так, куда он ведёт сейчас Патрика и Шороха? Если он враг, то, выполнив задание, он возвращается к своим, к наместнику бен-Яира. Шорох и Патрик — случайная добыча. Ох, как тревожно стало от этой мысли… А мне что сейчас делать? Ждать у моря погоды или торопиться на Базу и рассказать всё оставшимся там?

Стоп. Этот герб на запястье… Он знал о своём происхождении! Он глазом не моргнул, когда я назвал его принцем! А герб он от кого прятал под перевязью? Или не прятал? Может быть, эта наколка для Лисы, в качестве обманной верительной грамоты? Чччёрт! Я взял питьё, что приготовил для Лисы и вылил его в себя.

Но мне ведь понравился этот парень. И нравился до этой минуты, до этих тоскливых и тревожных сомнений… Я не помню случая, чтобы меня подвела интуиция, чтобы первое впечатление, основанное на некоем седьмом чувстве, оказалось абсолютно ложным. Мне нравилось, как он держался на протяжении всех этих часов. И когда привели его к нам, и в бою, и когда возвращались — спокойный, сдержанный, уверенный в себе. Ни тени нервозности, ни малейшего беспокойства. А уж потом… его стойкость и выдержка… Да что там, надо честно сказать, я зауважал его. И вот он — подлец, враг? Гард сказал, что во сне я был ему другом. Тут он не мог солгать, потому что в моей книге я тоже дарил браслет хорошему человеку…

Я резко встал. Да что это со мной? Ну не идиот ли?! Связь! В мотошлём же вмонтирован микрофон и наушник! И я знаю код Патрика.

Неприятно озадаченный странной своей забывчивостью (не сказать слабоумием!), я вызвал командира.

— Патрик, у меня появились сомнения в искренности Гарда. Нет, никакой дополнительной информации у меня нет. Только свободное время, чтобы подумать. Хочу сказать: будьте осторожны. Если что-то случится, я на связи.

— Уф! — я выдохнул с облегчением. Что бы ни было потом, сейчас я не в раздербане, я знаю, что должен делать. Ждать на месте. Возвращения товарищей или сообщения Патрика.

Ну что, теперь подумать на тему Лисиной психограммы и шокировать себя ещё каким-нибудь «открытием»? Что-то я горазд сегодня на них. Впрочем, кажется, я догадываюсь на какое действие закодирована бедная моя Лиса. Что велит ей программа, и чему она сопротивляется непонятно какими силами. А может правда, что даже под гипнозом нормальный человек не может стать убийцей?

Лиса вздохнула и шевельнулась. Я встал и ещё раз наполнил стакан водой и настойкой синюхи… синявки… тьфу! Лиса просыпалась, и теперь меня беспокоило, что вернётся её истерическое состояние. Как мне с этим справиться? Возлагать большие надежды на травяную настойку не стоило. Лиса опять вздохнула и открыла глаза. И тут мне пришла идея!

— Моя принцесса, — вопросительно проговорил я.

Она чуть улыбнулась. И глянула в сторону, взгляд был слегка плавающим.

— Это мы где?

— В тоннелях, под землей.

— Как мы сюда попали? — чуть нахмурилась Лиса. — Не помню.

— Амарлахарцев помните? Они едва не похитили вас.

— А-а… — коротко проговорила Лиса. — Ну да. Я знала, что ты придёшь, — она снова улыбнулась, теперь открыто и радостно.

Моя идея работала. Я уводил Лису в другую реальность, где не было Арастана, бен-Яира, смертей. Где были только я и она. Лисино подавленное сознание не видело нестыковок окружающего с миром из её снов, точно так же, как во сне возможно всё.

— Здесь мы в безопасности. Здесь мы дождёмся королевских гвардейцев.


Что дальше?
Что было раньше?
Что вообще происходит?