Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

ДАШЕНЬКА
повесть

ЧАСТЬ СЕМНАДЦАТАЯ

          Следователь Крылов уже должен был со дня на день сдать дело о смерти Мишани из Кузьминки. Свое он сделал, а как дальше - решит суд. И вот, в один из этих последних дней, когда дело еще находилось под его началом, в дверь кабинета постучали. До конца рабочего дня оставалось совсем немного, Олег Евгеньевич торопился привести в порядок бумаги и надеялся, что сегодня-то удастся уйти домой вовремя. Поэтому он нисколько не обрадовался нежданному посетителю, недовольно поднял голову от бумаг и сказал: "Войдите". Авось, какое-нибудь пустяковое, минутное дело.
Вошла девушка. Незнакомая. Олег Евгеньевич впервые видел ее. Почему-то показалось, что она вообще сюда случайно попала, ошиблась дверью. Поэтому спросил:
- Вы ко мне?
- Здравствуйте, Олег Евгеньевич. Я к вам.
- Ну, проходите, садитесь. Что у вас за дело?
Она подошла ближе и села сбоку стола.
- Вы ведете дело Кирилла Тихановича.
- Да, - сказал следователь, хотя ответ его вроде бы и не нужен был, девушка не спрашивала. Просто Олег Евгеньевич видел, что ей почему-то трудно сказать о главном, что привело ее к нему в кабинет. И это "да" как бы подталкивало и поторапливало.
Девушка подняла голову и посмотрела в глаза Олегу Евгеньевичу:
- Мне нужно его увидеть.
У следователя брови поползли вверх, он с недоумением смотрел на визитершу. Потом спросил:
- Вот с этим делом вы и пришли? М-да… Нет, вы, разумеется, не обязаны знать, что во время следствия свидания вообще запрещены.
- Я знаю. И понимаю, как моя просьба выглядит. Но если бы вы захотели понять…
- Простите, - неприязненно проговорил Крылов, - тут не о чем говорить. Есть закон, и я не собираюсь его нарушать. Вы меня извините, но рабочий день кончается, а у меня еще много дел…
- Ах, беда какая! Вас оторвали от этих ваших бумажек! - Олег Евгеньевич удивленно поднял на посетительницу глаза, так неожиданны были ее слова, наполненные злым сарказмом. - О чем вы сейчас думаете? Как это я заявилась с такой нелепой просьбой и смею отнимать у вас время? Вам жаль потратить несколько минут для человека, у которого не минуты поломали, а целую жизнь?! Вы можете всего на несколько минут забыть про ваши законы и стать просто человеком?
- Та-а-ак… - протянул Олег Евгеньевич, глядя в злые, влажно заблестевшие глаза. Взял со стола пачку сигарет, вытянул одну, протянул пачку девушке: - Хотите?
Она отрицательно мотнула головой.
Крылов неторопливо закурил и, глядя сквозь дым, спросил:
- Вы кто?
- Дарья Бессонова.
Следователь дернул бровью, как будто ждал услышать другой ответ, и спросил опять:
- Так Тихановичу вы кем приходитесь?
Даша невесело усмехнулась:
- Скажу "никем", вы вообще со мной говорить не станете… Несостоявшаяся жена.
- Вот как? - Крылов медленно смерил ее глазами. - А я думал, вы - Алла Тиханович.
- Выходит, она ни разу к вам не пришла, раз вы ее в глаза не видели?
Олег Евгеньевич на вопрос не ответил, пожевал губами, медленно заговорил:
- Даже если бы вы были женой, я не могу сделать то, о чем вы просите. Это даже не обсуждается. Свидание запрещено. Так что - извините.
Он молча смотрел на Дашу. Видно было, что он считает, говорить тут больше не о чем, ей надо встать и выйти. Он ждал.
- Мы с Кириллом любим друг друга. И были счастливы, пока не вмешались Алла и ее мать, прокурор Елецкая. Я до сих пор не понимаю, зачем они это сделали. Может, от зависти, но сделать такое из одной лишь зависти… я не могу понять. Вы, конечно, знаете, что на Кирилла было заведено дело об изнасиловании Аллы, - Крылов молчал. В самый первый день их встречи на вопрос "имел ли судимость?", Кирилл тоже ответил, что был под следствием. И Олег Евгеньевич был в недоумении, не найдя в архиве никаких следов это следствия. - На самом деле ничего не было. Но Елецкая грозилась, что посадит… Короче, Кира оказался у них в руках. В конце концов они заставили его расписаться с Аллой, заключить фиктивный брак и развестись после рождения ребенка. Они говорили, что это будет ребенок Кирилла. А мы думали, что Алла нагуляла ребенка и им надо это прикрыть… Но она вообще не была беременна. А мы-то надеялись, что брак и правда, фиктивный… - у Даши вырвался прерывистый вздох. - Я не сумасшедшая, я понимаю, как выглядит моя просьба... Но ему сейчас плохо. И он один. Видите, даже Алла к вам ни разу не пришла. А больше у него нет никого. Но он должен знать, что не один во всем свете! - Она выговорила это с отчаянием. И совсем тихо добавила: - Я должна увидеть его… Это все, что могу для него сделать. И единственная возможность - сейчас. Когда я еще могу? На суде? При Алле?
- Да ведь нет возможности, - укоризненно сказал Крылов. - Ну что вы себе придумали? Ни о каком свидании речи быть не может. Я ничего не могу сделать!
- Можете. Конечно, можете. Вы не оловянный болванчик-исполнитель. Следователь имеет право самостоятельно принимать решения. Я же не отпустить его прошу, всего лишь несколько минут.
Странная посетительница в который раз удивила Олега Евгеньевича. Надо же… это откуда она про "право самостоятельного решения" знает? Хм… "болванчик-исполнитель"… Что же с ней делать? И рабочий день уже кончился… Следователь раздавил сигарету в пепельнице и поднялся.
- Так. Побудьте здесь. Я сейчас вернусь.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList