Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

ДАШЕНЬКА
повесть

ЧАСТЬ СОРОКОВАЯ

          Даша обрадовалась гостье. Хоть и знала-то Василису всего ничего, но было что-то в этой пожилой женщине притягательное для Даши. Может быть, чувствовала в Василисе особое отношение к Кириллу, такое глубокое и сердечное, какого не видела ни в ком другом. И потому тянулась ее душа к родственной, созвучной.
Даша быстренько на стол собрала, как же - гость в доме, да чтоб за стол не усадить? Тем более, что по случаю воскресенья приготовила обед не будничный, еще и пирогов напекла.
На тот случай Мария тоже как раз к дочке зашла, и получился такой хороший душевный обед. За столом сидели полным мужским и женским составом: и Костя дома был, и тут же Санек с Артемом. Василиса все про мальчишек расспрашивала, а хозяева с удовольствием рассказывали, вспоминали смешные случаи. Так по-семейному дружно да тепло сидели, что из-за стола выходить не хотелось. Но мальчики в конце концов вернулись к своим играм, Костя вспомнил о какой-то работе во дворе, его ожидающей. Вместе с ним и Мария поднялась:
- Пойду я, доча. Я ведь на минутку только заглянуть хотела, а гляди, уж на второй час "минутка" перевалила.
И Даша с Василисой остались вдвоем. А под чаек-то до того складно разговор течет, и сам собой повернул он на то, о чем Даша не говорила ни с кем, что всецело принадлежало ей одной. О Кирилле.
- Ты у меня про адрес Кирин спрашивала, - напомнила Василиса. - Так что? Нашла? Теперь-то уж он знает про тутошние дела.
- Нет, не знает.
- Как это?
- Ему не пишет никто. И Алла не писала. Мне следователь помог, который дело Кирино вел. А написать почему-то не могу...
И совсем уж не поняла Даша, почему вдруг все ее тревоги и страхи прорвались словами.
- Боюсь я... И говорить-то неловко. И чего боюсь - сама не знаю. Ночью... сон, ни сон... но такая жуть, я уж ложиться боюсь.
- Ну-ка, ну-ка?.. Видится что ли чего?
- И видится. А то шаги слышу, будто ходит кто по кухне, а потом шаги к нам, в спальню. Так ясно слышу... Костю хочу разбудить, а не могу. Двинуться не могу, будто окаменела вся. И голосу нет... ...
- Э, милая, так то ж домовой тебя донимает! Обычное дело. Ты с ним говорить не пробовала?
- Какое там говорить!.. Ни единого звука выдавить из себя не могу.
- Если сильно захотеть, хоть чуток, да выдавишь. Мол, к худу или к добру? Он ответит обязательно.
- Ой, не знаю, какое там к добру, когда такой ужас...
- Еще чего было?
- Да чуть ни каждую ночь. То чувствую, будто у плеча на подушке сидит кто-то, вот точно знаю, что сидит. И за руку меня держит. Прямо вот она рука, чувствую ее. И знаю, что не Костя это... А то еще ребеночка видела. Лежит между мной и Костей. И лицо у него Кирино. Не детское, как у мальчиков, а взрослое. И Костю вижу хорошо, лежит спит, и ребенка так же ясно, как его... Жутко...
- Хммм... чёй-то это нехорошо... нехорошо он как-то тебе показывается. - Пожевав губами, сказала: - Ну ничё, ничё, на него управу тоже найти можно. Я вот тебя молитве научу, будешь читать на ночь.
- Да пусть бы оно... Я бы уж потерпела как-нибудь... А только ведь сразу мысли... что это про Кирилла он предупреждает... Не случилось бы там с ним чего...
- А съезди к нему.
- Как?..
- Ну положена же ему свиданка.
- Да кто меня пустит?! Я ведь не жена... не родня...
- И-и-и-и, матушка моя... это горе не беда, это обойти можно. Да хошь у нас в деревне вон возьми - Люська вдовая. Дал ей ктой-то адрес одного, в заключении он, она и написала, познакомились, писать друг другу стали. Дак уже ездила к нему! И тоже ведь совсем никто, ни жена, ни сестра. Да я вот щас как приеду, я у ней все в подробностях разузнаю, как она свиданки добилась, и потом тебе позвоню и все обскажу. Ты мне телефон-то запиши, есть же на работе поди? А дальше уж ты как хочешь. Только, чтоб душа успокоилась, надо тебе с ним повидаться. Теперь ты мне вот еще чего скажи. Что мужик-то твой?.. Как он на эти дела глядит, что думает?
- Ох, - вздохнула Даша, - это еще одна моя головная боль.
- К мальчикам-то Кириным, он вроде по-хорошему...
- Так ведь Костя, считай, спас их, от смерти такой страшной увел. Как же ему к ним относиться? Чуть ли ни крестники его теперь, - Даша вздохнула: - Нет, правда, он к ним... очень хорошо относится. Покупает им всякое, то игрушки, то еще чего... Да вчера вон, смотрю - нету во дворе ни мальчиков, ни Кости. Уж беспокоиться начала, а они с обновками идут. Купил ботиночки обоим. Меня не спрашивает, знает, что не разрешу... Но все это нехорошо, неправильно. Я ему вот, на днях сказала, что мне с мальчиками лучше к маме уйти...
- А он что?
Даша вздохнула... что, он?


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList