Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

ДАШЕНЬКА
повесть

ЧАСТЬ СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ

          Теперь все встало на свои места. В палату заходили люди, которых Кирилл давно знал, улыбались, говорили с ним. Даша едва сдерживала слезы, видя в глазах его то счастливое сияние, которого не видела целую вечность. От усталости он засыпал, но и тогда на лице оставался лежать какой-то внутренний свет. Он ни о чем не спрашивал и почти не говорил. Наверное, оттого, что слишком многое хотелось сказать. Но как много говорили его глаза. Она сама постепенно рассказала, что происходило, когда она отлучалась от его постели. Рассказала о встречах с Али и передала его приветы. Рассказала о звонке Галине Елецкой и о санитарном вертолете. Как помогал следователь Крылов советом и делом. О многом рассказала, теперь не было причин что-то утаивать, от чего-то оберегать. Вечером Кирилл задал вопрос, который мучил его:
- Где мальчики?.. Можно… увидеть?..
- Завтра, Кира. Артемка с Саней по-прежнему, у мамы. Они сами просятся к тебе.
- Они не узнают… боюсь…
- Узна-а-ают. Мы фотографии каждый день смотрели. Они даже все надписи на оборотах наизусть знают, - улыбнулась Даша. - Мальчики помнят тебя. А вот ты их узнаешь или нет, это посмотрим. Теперь, наверно, не различишь, кто есть кто!
Кирилл прерывисто и счастливо вздохнул.
Утром он не напоминал Даше о сыновьях и не спрашивал - когда? Но так заметно нервничал и прислушивался к звукам, доносящимся из-за двери, таким ожиданием и надеждой встречал каждого, кто в эту дверь входил… такое разочарование сменяло радостную надежду… что Даша отправила одну из санитарочек к себе домой поторопить маму с визитом.
Не прошло и получаса, дверь неслышно приоткрылась, заглянула санитарка, многозначительно кивнула. Кирилл не видел этого, глаза его были закрыты.
- Кирюша, ты спишь? - тихонько позвала Даша.
- Нет… - отозвался он, не открывая глаз.
- Ты спокоен. Да? Абсолютно спокоен, - улыбнулась Даша.
- Они?! - ресницы взметнулись.
Даша шутливо погрозила пальцем:
- Поспокойнее, пожалуйста. - И позвала: - Заходите!
Она пересела на другую сторону, чтобы не заслонять Кириллу вид, и вместе с ним смотрела, как открылись двери, и в палату неуверенно шагнули два малыша. Они оробели от непривычной белизны странной комнаты, от непонятных предметов в ней, не узнали в первый момент Дашу в белом халате. Мария, сама взволнованая, тихонько подтолкнула их в спины:
- Идите, идите…
Даша помахала рукой:
- Не бойтесь, проходите сюда!
Мальчики приободрились, протопали вперед, и внимание их, наконец, сосредоточилось на человеке, лежащем в постели. Они молча смотрели на него. И все молчали. Артемка вдруг протянул руку и тихонько, пальчиком, потрогал белую повязку на плече Кирилла.
- Папа, ты болеешь?..
Кирилл как-то беспомощно улыбнулся, и из уголка глаза на висок скользнула слеза.
- Тебе больно? - сочувственно спросил Санек.
- Нет… - с трудом проговорил Кирилл. - Мне хорошо…
Даша наклонилась, обняла его голову, поцеловала в щеку. И так осталась, голова к голове, улыбаясь, сказала:
- У нас все хорошо! Просто замечательно! Папа скоро выздоровеет, и доктор разрешит ему идти домой. Мама, вон стул, садись. Немножечко побудьте.
- Кирюшенька… милый ты мой!.. Если б ты знал, как все рады, какие приветы тебе передают! Выздоравливай поскорее, милый!
Кирилл улыбался и смотрел на сыновей, переводя взгляд с одного на другого.
- Ну, твоя очередь, - потребовала Даша. - Признавайся, не узнаешь ведь?
- Скажешь тоже… Артема… - он с видимым усилием приподнял руку и погладил сына по плечу, потом другого. - Санечка…
- Ну, удивил! - рассмеялась Даша. - Неужели совсем не изменились?
- Другие… совсем… Большие…
- И - надо же - все равно узнал, - покачала головой Даша. - Ну все, дорогие мои. На сегодня хватит.
- Еще… - умоляюще посмотрел Кирилл.
- Нет-нет, - Даша улыбалась, но была непреклонна - этакий ласковый диктатор, - тебе, между прочим, и так на все уступки идут. Одни нарушения сплошные.
- Кирюшенька, правда, - Мария решительно поднялась, - доктор сказал пять минут, не больше.
- Хочешь дольше видеть - выздоравливай, дорогой.
- Мы придем еще, Кира, обязательно, - Мария взяла мальчиков за руки.
Они шли к двери и оборачивались - один раз, другой. Потом Санёк помахал свободной ручонкой, за ним и Артем: "Пока, папа!"
Кирилл долго вздохнул, от боли задерживая на секунды дыхание, сказал:
- Какой я счастливый…
- И я… только выздоравливай поскорее… - она наклонилась и тронула губами его губы.
- Даже обнять тебя… не могу… Ты думала… муж богатырь… будет… А я…
- Ты мой самый богатырский богатырь! Настоящий почти.
- Ага… почти…
- Нет, ну если б ты тридцать три года лежмя лежал, тогда бы настоящий был, а так всего ничего… так что… - Даша пожала плечами: - Не обессудь.
- Хитрюга… Ну дай время…
- Не дам я тебе никакого времени, начнешь выздоравливать немедля. Да я тебя одними массажами замучаю, если не начнешь!
- А эротический будет?..
- Что-о-о?! - у Даши изумленно подпрыгнули брови. - Ах ты, поросенок! Притворяшка! "Я сла-а-абый, я не-е-емощный!" - передразнила она Кирилла. - А сам вон что!
Кирилл рассмеялся, сморщился, закряхтел сквозь смех:
- Ох!.. не смеши!.. больно же!.. - на глазах его выступили слезы.
- Ничего-ничего! Смеяться полезно! Это массаж внутренних органов! В общем, так. Или ты завтра начинаешь со страшной силой выздоравливать…
- Или?..
- Какое еще "или"? - возмутилась Даша. - Думаешь, я оставлю тебе выбор? Фигушки!
В палату вошел врач.
- Ну-с, как дела, дорогой? - Довольно посмотрел на улыбающегося Кирилла, бросил взгляд на приборы. - Разволновали тебя? А мы тебе сейчас укольчик, от перевозбуждения.
Даша увидела, как из глаз Кирилла брызнул смех, он с трудом подавил его, не дал себе расхохотаться - все же смеяться ему и, вправду, было больно.
- Ну что, пожалуй, завтра переведем мы тебя отсюда. Хватит уже особым положением баловать. Между прочим, Дарья твоя нам тоже позарез нужна. Бабушки мне скоро какой-нибудь кастрюльный бунт устроят, если Дарья на работу не вернется. Сейчас пришлю кровь на анализ взять и укольчик сделать. И спать, отдыхать от впечатлений.
Когда Кирилл уснул, Даша пришла к врачу.
- Сергей Александрович, вы, правда, собираетесь переводить Киру в обычную палату?
- Конечно.
- Значит, считаете, он в порядке?
- Дело сдвинулось, Даша. Организму нужна была эмоциональная встряска. Все показатели улучшились по сравнению со вчерашними. Да я уверен, ты и без показателей видишь. Теперь все будет в порядке, можешь мне верить.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList