Экстремальные виды любви
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Часть двадцать пятая. Ситуация выходит из-под контроля

Через два дня Ася вернулась домой, уломав-таки Тимохина выписать ее под присмотр Артема. Артем собирался обязательно взять отпуск хотя бы на пару недель, чтобы ни на минуту не оставлять Асю одну в пустой квартире. Работа на неотложке - это смены по двенадцать часов: с утра до вечера, с вечера до утра. Не для того же Ася так торопилась вернуться домой, чтоб по пол суток сидеть в одиночестве. Уж не говоря о том, что владея только одной рукой, она, конечно, нуждается в помощи.
Неожиданно, к огромной его досаде, с отпуском возникли проблемы. С началом января зима преподнесла сюрприз - столбики термометров вдруг поползли вверх. С оттепелью в город пришел незваный гость - грипп. Почему-то весомые потери понесли бригады скорой помощи, где брешь в три-четыре человека уже ощутимой тяжестью ложилась на остальных врачей. А тут Артем с отпуском... "Да конечно я вас понимаю, Артем Викторович! Имеете полное право. Но ведь и меня понять можно, правда? Заставить людей работать сутками? И так уже бригады переформировал, уже на две бригады меньше выходит!.."
Колебания Артема разрешила Лёлька, она охотно отправилась в отпуск вместо него.
- Ой, да ты что, Артем, какие благодарности?! Ты одичал что ли? Во-первых, я по Асе соскучилась, как не знаю кто! Во-вторых, у нас столько разговоров не переговорено! И на день хватит, и на ночь. Конечно, я и ночевать могу, делов-то! Что ты спрашиваешь? Нет, ты точно одичал там со своей!..
- Лёлька, факт сердечной моей благодарности, еще не подразумевает, что тебе дозволено хамство.
- Упс! Я хамлю?
- Что-то типа того.
- Узнаю, узнаю незабвенный дуэт! - с улыбкой проговорила Ася. - Те же перепалки и подначки.
- Так это она!
- Так это он!
Голоса прозвучали одновременно.
- И что? Кто-то собирается мне сказать, что здесь не дуэт, а два солиста? - рассмеялась Ася.
Лёлька приняла спесивую позу:
- Ну, положим, я возражать не стану лишь потому, что некоторых здесь присутствующих следует холить и лелеять, и не грузить негативом. Итак, партнер по дуэту, до утра ты свободен. Так?
- Истинно так! Ночь отдежурил, сутки дома. Дежурство у меня завтра с восьми утра. До восьми вечера
- Ну всё, я ушла. Завтра утром в начале восьмого я здесь, - Лёлька помахала рукой и удалилась.
- Ура! Дома! Хорошо-то как! - с сияющими глазами воскликнула Ася.
Артем подошел, обнял ее, опустив лицо в Асины волосы.
Она глубоко и радостно вздохнула, прижалась щекой к его груди. Потом сказала:
- Артем, я нисколько не удивлюсь, если ты вот так и уснешь стоя. Ты с ночного дежурства, время к обеду, а ты даже полчаса не поспал. Ложись, пожалуйста. А я, сил нет, как хочу в ванну!
- Во-первых, я спал! Во сколько я к тебе пришел? В одиннадцать! Что я, по-твоему, делал с восьми до одиннадцати? Спал без задних ног! Во-вторых, я тоже хочу в ванну! Как ты управишься одной рукой?
- Прекрасно управлюсь. Замотаю гипс пищевой пленкой и положу руку на край ванны. Ни капельки не намочу.
- Замечательно. Я должен это видеть.
- Хитрюга ты, Артемка.
Они вместе лежали в густой пене, благоухающей смолистой хвоей. Артем опирался спиной о ванну, а Ася сидела перед ним, откинувшись ему на грудь. Она поднимала на ладошке шапку плотной пены, растопыривала и сжимала пальцы, переворачивала вниз белой охапкой...
- ...Ты Стаса ошеломила, - продолжал говорить Артем. - Он сказал, что глазам не поверил, когда тебя увидел.
- Он тебе рассказывал о нашей встрече? - подняла бровь Ася.
- Да. На том дне рождения рассказал. Из каких соображений, не знаю. Но соображения у него наверняка были. Только кажется мне, получилось не то, чего он хотел. У меня окончательно испортилось настроение. Стас пожалел о сказанном, начал придумывать, как меня развеселить. Ну и додумался...
- Почему ты вел себя так странно?..
- Кхм-м... Видишь ли... я был под кайфом.
- Ой!
- Ну... из песни слова не выкинешь. И твое появление... этого просто не могло быть. В общем, ты мне "казалась" и это было невероятным счастьем. Я сидел и любовался тобой.
- Да уж... Было чем любоваться.
- Утром я не понимал, что было, а чего не было... Стас рассказывал и... знаешь, он о тебе прямо с придыханием говорил.
Ася рассмеялась.
- А сказал твой Стас, что потерял мои сапоги и вместо них притащил шерстяные носки? В них и отправил меня домой.
- Ага. Вот в этом месте я понял, как много пропустил.
Ася расхохоталась.
- А еще он говорил, что ты выпила у них всю водку.
- Правда что ли? - озадаченно спросила Ася и повернулась, чтобы заглянуть Артему в лицо.
- Тихо-тихо, не вертись, сейчас рука в воду шлепнется. Неужели это все про тебя - пьешь, куришь! Аська, ты стала курить?
Она вздохнула:
- Уже не курю. Я уже бросила все свои дурные привычки.
- Ты всю компанию сразила своими "дурными привычками", - ухмыльнулся Артем. - Хотя, когда Стас расписывал мне гламурную леди с сигаретой в длинном мундштуке... я не мог представить тебя в таком виде.
- А это была не я. Это был кто-то другой. И мне кажется, с тех пор прошло много-много лет.
Помолчав, Ася сказала:
- Мне жаль, что тебе пришлось познакомиться с Дакотой...
- М-м-м... я был готов, что стану испытывать к нему... скажем так, не самые дружеские чувства. Но когда обнаруживал в нем достоинства... почему я был этим доволен? Не знаю чем объяснить... Глупость несусветная... но я испытывал какое-то удовлетворение, что этот человек, оказался тебя достоин.

Возвращение Аси домой случилось через два дня после того разговора, когда по просьбе Жени собрались вместе Артем, Лёлька с Калиной, а потом к ним присоединился Толик Пунич. С того вечера они вместе не собирались, но связи не теряли, созванивались. Лёлька и Артем готовы были помочь чем могут, но, к сожалению, могли они только советами да информацией. Практической помощи ждать от них не приходилось, так как свободным временем ни Артем, ни Лёлька не располагали. Да Женя и не просил их об этом. Наоборот, говорил:
- Ваша забота - Ася. Сейчас она нуждается, чтобы кто-то из вас был с ней постоянно. Если вы оба заняты, рассчитывайте на нас, не оставляйте одну. И конечно, не позволяйте ей выходить из дома.
- Насчет этого можешь не беспокоиться, - заверила его Ася, когда он позвонил ей в день выписки. - У меня теперь фобия. Подъездная. И я пока не собираюсь побеждать ее систематической десенсибилизацией.
- Десе...би...Чем?
- Это такой психологический прием для лечения фобий. Примитивно говоря: чем чаще больной общается с предмет своей фобии, тем скорее она пройдет.
- Бедные больные! - посочувствовал Женя. - Только ты, пожалуйста, как-нибудь без этого пока, ладно?
В детали своего сыска Женя никого не посвящал, но результатов не скрывал. Судя по ним, он времени даром не терял: ездил, встречался с какими-то людьми, отрабатывал имя за именем из списка в своем блокноте. Больше других к делам Жени был причастен Калина, так как в некоторых поездках или визитах Дакота просил друга составить ему компанию. Порой им приходилось изображать из себя неких официальных лиц подобно братьям Винчестерам из сериала про "Сверхъестественное". С человеком, наделенным официальными полномочиями, люди, обычно, сотрудничают, хотят они того или нет. Но если с тем же вопросом явится человек с улицы, тут у людей и подозрительность проснется, и нахамят ему с удовольствием.
С одним только Пуничем после того вечера у Артема Женя не встречался и не говорил по телефону, оставляя его в стороне. Вероятно из-за того, что имя Пунича стояло в списке и, не смотря на его алиби, вычеркивать Толика Дакота не торопился.
Именно о Пуниче пошел разговор, когда Женя позвонил Калине.
- Ты сегодня во второй половине дня временем располагаешь?
- Если тебе надо - конечно.
Женя подъехал к дому Калины около двух.
- Куда едем? - спросил тот.
- Сегодня недалеко. К напарнику Пунича. Понимаешь, не дают мне покоя некоторые моменты. Уж больно платоническая у него к Асе любовь.
- Думаешь, любовь?
- Ольга назвала это обожанием. По-моему, обожание - это и есть любовь в превосходной степени. Но в таком случае, почему он не открылся Асе? Опекает, заботится, столько времени с ней рядом. Она свободна, он тоже. Что ему мешало? Потом, эта его потрясающая осведомленность обо всем, что касается Аси. Я бы сказал, он откровенно за ней шпионит. А когда оказался крайне ей нужен - он ни сном, ни духом. Странно как-то.
- Он очень переживает об этом. После того, как Ольга его у Артема увидела, сказала, что он плохо выглядит. Правда, Лёля давно его не видела, но сказала, он сильно переменился.
- Вот как? - задумчиво проговорил Женя. - Может быть, он болен? Онкология, СПИД... Это могло бы объяснить все странности... Хорошо, давай встретимся с его напарником, а там видно будет. Кстати, ты заметил? Он ушел от ответа, когда я спросил, где он работает.
- Да-да, именно это я как раз подумал тогда! Ты спросил, где он нашел такую работу, что свободного времени много. А он начал говорить про график работы охранников. Но, честно говоря, никакого особого значения я не придал. Ну, объяснил человек, откуда у него свободное время... Мог без всякой задней мысли..
- Конечно. Я буду только рад, если он окажется бескорыстным и верным Асиным другом. Поэтому закончим с этим поскорее. Если бы он сказал, где работает, мог бы уже вне подозрений быть. А так мне пришлось дождаться, когда подойдет его смена, потом проследить до объекта. Потом выяснить его напарников и их адреса... К первому из них мы сейчас едем. Кстати, - Женя сунул руку во внутренний карман куртки и подал Калине служебное удостоверение с красной корочкой. - Сегодня мы из милиции. Там на сиденье реквизит, посмотри.
Калина перегнулся, достал черную кожаную папку.
Дверь открыл мужчина лет тридцати пяти. Дакота представился и пару секунд подержал удостоверение (купленное на рынке) перед носом хозяина:
- Милиция. Капитан Калиновский. Капитан Суров.
При этом он с присущей милиционерам бесцеремонностью, оттеснив хозяина, уже входил в квартиру. Уверенно прошел в гостиную, по пути заглядывая в раскрытые двери: тесная кухня, спальня... Тем временем Калина деловито присел к столу, небрежно отодвинул разложенные там школьные учебники, раскрыл кожаную папку с бумагами.
- Кто кроме вас проживает в квартире? - официальным милицейским тоном равнодушно проговорил он.
- Жена и ребенок, - быстро ответил мужчина.
- Попрошу документы, - почти перебил его Женя, создавая обстановку нервозности.
- Жена где? - тут же спросил Калина, записывая что-то.
- На работе. В это время она всегда на работе, - пояснил хозяин с растерянно-недоумевающим выражением лица.
Разглядывая его паспорт, Евгений нетерпеливо протянул руку и затем поднял голову, раздраженно щелкнув пальцами. - Документы жены! - досадую на непонятливость, потребовал он.
- Итак, гражданин... - проговорил Женя барственно-хамским тоном и заглянул в паспорт, - ...Симахин. У нас к вам несколько вопросов. Что вам известно о фирме "Гефест"?
- А почему вы меня?.. - удивленно начал Симахин, но Женя перебил:
- Потому что мы - спрашиваем, вы - отвечаете. Только отвечаете, - нажал он голосом.
- Ну ладно... Что известно? Они продают что-то... Что - не знаю. Не знаю, где у них склады, а бюро... хозяин так, бухгалтер, менеджер… Одним словом, вся контора, она в нашем здании. Ну, это... где я охранником... на Володарского пятьдесят шесть. На втором этаже.
- Всё? - недовольно проговорил Женя, обменялся многозначительным взглядом с Калиной и опять уставился на охранника Симахина, молчал, как будто давал ему возможность подумать и начать, наконец, сознаваться. Не дождался, заговорил снова с неприятным выражением лица: - Охранники дежурят по двое или по одному?
- По одному.
- И днем, и ночью?
- Днем мы не дежурим. Если организация желает, сама нанимает себе охрану. А я в ночной работаю, мы всё здание охраняем. Дом небольшой, поэтому хватает одного охранника. А в чем дело-то? - беспокойно глядя то на одного "капитана", то на другого, все же задал вопрос Симахин.
- Дело в том, что от торговой фирмы "Гефест" поступило заявление. В арендуемое фирмой помещение проникли неизвестные, вскрыли сейф и вынесли ценные бумаги.
- Не может быть... никто ничего такого нам...
- Не довели до вашего сведения? Кричать надо, когда вора за руку схватил. А если сейф уже пустой, кричать поздно. В интересах следствия факт ограбление не разглашается.
- Подождите!... А когда это случилось? Ну, обокрали их когда? - тревожно спросил Симахин.
Дакота и Калина опять переглянулись. Потом Женя сказал:
- А вот это самое для вас неприятное, гражданин Симахин. Взлом произошел ночью с пятого на шестое, именно в ваше дежурство.
- С пятого на шестое... - охранник задумался, покусывая губы. - Да вы что?! - выдохнул он. - Ну, ё-маё! Я же не работал в ту ночь! Моя смена вот, - он торопливо подошел к холодильнику и сорвал листок бумаги, прижатый разноцветными магнитами. - Смотрите, вот же, ясно всё. Я дежурил четвертого, а пятого смена Пунича!
- Мы располагаем информацией, что вы с Пуничем поменялись сменами. И пятого дежурили именно вы.
- Кто вам такое сказал?! Вранье! Ни с кем я не менялся! Вы Толика спрашивали?! Да пятого мы сыну день рождения справляли! Гости были. А с соседом мы вообще часов до двух ночи сидели, пока за ним жена не пришла.
- То есть вы утверждаете, что в ночь с пятого на шестое вы находились дома? - спросил Калина.
- Утверждаю! И человек двадцать подтвердят!
- Ладно. Разберемся. По-вашему, в ту ночь дежурил Пунич? - все еще недоверчиво спросил Женя.
- Так вот же, - Симахин опять сердито ткнул в график, - сами смотрите.
- А скажите, гражданин Симахин, вот что. Предположим, надо поменяться сменами, на кого из ваших коллег вы скорее могли бы рассчитывать?
- Хмм... - охранник почесал затылок, видно было, что ему не хочется отвечать, он не знает, не повредит ли названному человеку. - Ну, Толик, вообще-то... Пунич, то есть. Холостой, свободный. Если кого выручить, он всегда.
- Хорошо. Пока вопросов к вам нет, гражданин Симахин.
- Подпишите, - позвал Калина. - И обратите внимание, - он указал на печатные строчки внизу страницы, - нашу беседу вы обязуетесь хранить в строжайшей тайне. Если не хотите был привлеченным к ответственности по статье о противодействии следственным мероприятиям. - Калина понятия не имел, существует ли такая статья.
- Да Боже избавь! - Симахин даже попытался перекреститься.
- Гражданин Симахин отлично понимает, - нехорошо усмехнулся Женя, - если кто-то из его коллег допустил оплошность, помочь ему гражданин Симахин никак не может. А себе неприятности в виде укрывательства... если не соучастие в преступлении, очень легко организует.
Следующего из списка охранников дома не оказалось, зато с третьим разговор пошел как по маслу.

Лёлька явилась к Никитиным половине восьмого утра.
- Ни о чем не беспокойся, я буду с Асей весь день. Мне только надо будет Тараску около четырех забрать из школы, Людмила вчера вечером позвонила. Я махом управлюсь. Минут тридцать, - и я опять здесь. Тараску потом заберут отсюда. Это ведь ничего, как вы думаете?
- Конечно, не понимаю, о чем ты беспокоишься? - пожала плечом Ася. - Тарас забавный такой, буду только рада, что приведешь.
- Но сейчас же каникулы, - удивился Артем.
- Правильно, каникулы. А в Тараскином классе какое-то мероприятие. Лучше бы дали детям отдохнуть.
- Да ладно, всё нормально. Будь умницей, - он поцеловал Асю. - До вечера.
Проводили Артема. Потом Лёлька приготовила завтрак, они с Асей не спеша позавтракали, и еще долго сидели у неубранного стола, говорили обо всяком. Отношения подруг давно уже стали такими, когда можно говорить обо всем, а можно молчать, думая при этом о чем-то своем. Потом легко и непринужденно опять вступить в беседу и не удивиться, что думали об одном и том же.
Часов в одиннадцать Асе на сотовый позвонил Пунич, спросил, как дела.
- Можешь уже на домашний звонить.
- Ты дома?!
- Да.
- Тебя так быстро выписали? Что-то уж слишком быстро.
- Хватит. У меня свой врач дома.
- И улыбка до ушей, - засмеялся Толик.
- Ты что, видишь? - не переставая улыбаться, спросила Ася.
- Чувствую. Ты-то себя как чувствуешь?
- Отлично. Приходи в гости.
- Ты одна?
- Нет, меня Лёлька опекает, не дает поднимать ничего тяжелее чашки с кофе.
- Понятно. Значит, Артем на работе. Нет, не приду. Знаешь, мне с тобой просто и спокойно. А когда еще кто-то... я как не в своей тарелке. Лишним себя чувствую.
- Какие глупости ты говоришь...
- Глупости... знаю. Ты не сердись, ладно? Я приду тебя навестить, обязательно. Когда заскучаешь от одиночества.
- Ну, как хочешь, - хмыкнула Ася и отключилась.
Между тем, время текло незаметно. Ася позвонила родителям и почти час говорила сначала с мамой, потом с бабушкой. Несколько раз звонил Артем, чтобы узнать, все ли в порядке. Ближе к обеду Лёльке позвонил Женя, тоже беспокоился. Потом смотрели фильм с диска, принесенного Ольгой, от него Асю потянуло в сон. Лёлька выключила фильм и пошла готовить обед. День перевалил через свою половину.
Толик, конечно, бдил у окна, терпеливо выжидая, когда уйдет Лёлька. В этом Ася убедилась, когда в дверь позвонили буквально через десять минут после того, как она ушла за Тараской. "А я ведь не сказала ему, что Лёлька намерена быть у нас, пока Артем с работы не вернется. Повезло ему, а то высматривал бы зря", - улыбнулась Ася своим мыслям.
- Это я, - услышала она его голос, едва подошла к двери.
- Привет, - с той же улыбкой она открыла ему, но взглянула на гостя и улыбка сошла с лица: - Ой, Толик, ты болен? - спросила Ася обеспокоенно.
Темные его глаза казались провалами из-за темных кругов. Лицо осунулось, скулы заострились.
- Да нет, здоровый я. Это я за тебя… Вот как с тобой случилось, я места себе не нахожу, спать не могу.
- Толик, ты ненормальный! - изумилась Ася. - Ты-то причем? Ох, горюшко ты мое, - она улыбнулась. - Ладно, расслабься. Видишь, все обошлось, все хорошо. Даже повязку с головы сняли уже, нашлепку какую-то приклеили. Ты проходи. А кофе варить я сегодня не буду, - приподняла она руку в гипсе. - Хочешь, вари сам и угощай меня.
Пунич с готовностью принялся за дело, а Ася сидела и наблюдала за ним, иногда давая указания. Не прошло и пяти минут, в кармане у нее запиликал телефон.

Третьего охранника, которому Женя и Калина нанесли визит, звали Николай Денискин. Выяснилось, что Николай проживает в однокомнатной квартире с матерью. Хорошо еще, комната была большая, ее перегородили шкафом, и у сына получился персональный закуток.
Мать на данный момент отсутствовала, хозяин один встретил нежданных визитеров.
События развивались в точности по тому же сценарию что и в первый раз, но недолго. Когда Калина сообщил ему о причине визита и назвал даты, Денискин замер, прикидывая что-то, потом явно заволновался, сцепил пальцы, хрустнув суставами. Женя и Калина уже без поддельной выразительности переглянулись.
- Так, - сказал Дакота, - сел и все рассказал, ничего не упуская. Начни с того, что пятого вечером ты пришел на дежурство.
- Ну… вообще-то Пунич… - неловко выговорил Денискин и потер рукой подбородок.
- Да, согласно графику в ту ночь должен был дежурить Пунич. Следствию это известно. - Денискин переглотнул. - А дежурили… - Женя остановился, давая ему возможность договорить самому.
- Ну правильно, я дежурил. Вам Пунич сказал? Вот черт! - охранник потер шею ладонью. - Я могу поклясться, что все было тихо, все как всегда. Ночь прошла абсолютно спокойно.
- Кто предложил поменяться сменами? - спросил Калина.
- Я, - угрюмо признался Денискин.
- А теперь слушай сюда, - Женя вцепился глазами в глаза охранника. - Мы не из милиции, мы частные сыщики. Сейчас нас интересует только одно: был ли Анатолий Пунич на работе в ночь с пятого на шестое? Он утверждает, что был. Кто из вас говорит правду? Если ты лжешь, то с какой целью?
- Что?! Толик сказал, что ОН работал? Вранье! Уж не знаю, с какого перепугу, но он врет!
- Доказать можешь?
- Доказать?.. - Денискин заколебался. - Доказать-то я могу… Только… такое дело, мужики… Я зачем поменялся-то с ним… Видите, как живем? - кивнул он на шкаф-перегородку. - Считай, в одной комнате с матерью. Я могу сюда женщину привести? А на смене я всю ночь один, у нас там комната и это… в общем, условия подходящие. Теперь, если начальство узнает… - упавшим голосом добавил он, - выгонят же…
- Поможешь нам - мы поможем тебе, обещаю, - твердо сказал Женя. - Значит, точно, Пунич не работал в ночь с пятого на шестое?
- Точно. Если что, Нина… ну она со мной была… подтвердит. Она еще в киоск бегала, там, рядом, - он хмыкнул, - за презиками. Продавщица должна вспомнить.
По пути к машине Женя закрепил на ухе гарнитуру от мобильного, вытащил телефон.
- Ася? Как дела?
- Все в порядке. Лёлька ушла, а со мной Толик Пунич, так что не скучаю.
- Ася, спокойно, контролируй свое лицо. Немедленно иди в ванную, закройся и не выходи к нему. Мы уже едем.
- Хорошо.
Ася опустила телефон в карман, обернулась и вздрогнула. Пунич стоял у нее за спиной.
- Кто это был?
- Пуняша, фу, напугал! Кто-кто? Дед Пихто! Целый день сегодня звонят.
- Зачем ты сказала, что я здесь? - он сжал Асино плечо.
- Господи, Толик, ты что? - Ася засмеялась. - Ну, у тебя пальцы! Железные прямо. Отпусти, пожалуйста. Пуняша, у тебя сигареты есть? У меня сигареты кончились.
- Замолчи, - потребовал Пунич, обхватив Асю одной рукой, он резко прижал ее спиной к себе, другой рукой зажал ей рот.
Большая ладонь плотно закрыла половину лица, лишив Асю возможности дышать. Он держал ее железной хваткой, пока Ася не обвисла безжизненно в его руках.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList