Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава пятая. Решётки

Вскоре мне просунули сквозь решётку какую-то одежду. В темноте я кое-как разобрался, что это были спортивные штаны и майка, натянул их на себя.
Когда Патрик втолкнул меня в клетку, я успел разглядеть при свете его фонарика, что клетка маленькая и абсолютно пустая, не на что сесть, не на что лечь. Хорошо, не забрали одеяло. Я накинул его на плечи, и сел, подвернув его под себя, прислонился к решетке рядом со входом. Надеялся что-то услышать, но звуки, что доходили до меня из первой комнаты, оказались приглушёнными до полной неразборчивости.
– Эй! – позвал я на всякий случай. – Тут есть кто-нибудь?
Поблизости, я видел, соседей у меня не было. Но вдруг обнаружится ещё один бедолага поодаль, в темноте. Увы, никого тут не было кроме меня. Видать, не любили ребята брать пленных.
Ну ладно, коль ответы мне тут не от кого получать, разберусь-ка я в себе самом.
Я теперь знал своё имя и чем занимаюсь. Адрес? Да, помню. Семья?
Вера умерла три года назад от инсульта. Дети… Нет, детей у нас с Верой не было, точно.
Так, я писатель. В кабинете, в книжном шкафу полка с моими книжками. Шесть штук. Маловато. Это потому, что писать я начал поздно. Примерно в то же время, как женился. А раньше я занимался… Чёрт, не помню! Чем я занимался до того, как начал писать? Ведь там целая жизнь была, почему я её не помню?! Стоп. А детство? Юность? Да, это помню. Я закрыл глаза, потёр лицо ладонями. Да что же со мной происходит?
Ладно. Откуда я знаю эту Лису?
Я помню девушку, которая потом стала моей Принцессой. Мы случайно оказались на её свадьбе. Мы – кто? Я и… опять белое пятно. Так. Небольшое село, горы вокруг, много людей. Я знаю, они там были, люди, чувствую их, но не вижу ни одного кроме той девушки, невесты. Что за место? Афган, Чечня? Дагестан? Почему я там оказался? Опять белое пятно. Но девушку помню хорошо. Помню, как смотрел и не мог насмотреться. Если терял из вида, нетерпеливо выискивал глазами. Чем поразила она меня? Очарование юности и невинности воплотилось в этой девочке. Я радовался, что замуж она идёт за любимого. Чтобы это понять, достаточно было только раз увидеть её сияющие глаза. Она была счастлива, переполнена любовью. Улыбка не сходила с лица. А как она танцевала, как двигалась! С этой воздушной грацией надо было родиться. Я любовался ею и сожалел о том лишь, что уже через несколько часов жизнь разведёт нас. И невозможно налюбоваться впрок. Но развела нас не жизнь, а смерть. Ад взорвался в самом центре танцующей свадьбы. Начался обстрел. Или бомбили? Не помню. Знаю, что кинулся к ней – закрыть, увести. Не сразу нашёл, потому что среди живых и мертвых искал белое платье, а оно стало красным. Я не успел.
Мы не ушли из села, пока не похоронили её. Но и уходя, я уносил её с собой, в моём сердце. Моё к ней чувство не было любовью с первого взгляда. Не о женщине я думал и тосковал. Эта девочка была чудо, радость, юность, невинность, а по ней рваными горячими осколками. Чудовищно, нелепо, невозможно.
Я писателем-то стал потому, что хотел писать о ней. Я будто продлевал ей жизнь. Все шесть книг были о ней. Я оживил мою маленькую Принцессу, сочинял её жизнь и проживал её вместе с ней, потому что в этой жизни я всегда был рядом, хранил и защищал.
И вот сегодня я увидел её. Я не мог ошибиться. Убитая девочка-невеста и Лиса – одно лицо. К тому же, я готов поклясться – она узнала меня! Хотя на свадьбе было столько народу, сомневаюсь, что она могла меня заметить и запомнить. Да что это я? Какая разница заметила-не заметила. Её нет, она никак не могла сегодня стоять передо мной. Но тогда кто стоял? Я никак не мог перестать отождествлять Лису с юной невестой из своего прошлого, хотя твёрдо знал, что та девушка умерла. А может быть сестра-близнец? Почему нет? Но имя… Я придумал его для моей Принцессы. Уж не знаю, существует ли такое женское имя. Едва ли. Нет, что-то здесь не так. Фантасмагория какая-то… Я встречаю девушку, как две капли воды похожую на ту, убитую и собственноручно похороненную десять лет назад. Та девушка-невеста стала прототипом для героини моих романов, для принцессы по имени Лиса. Но так зовут эту, сегодняшнюю девушку, входящую в состав какой-то боевой группы… Да, как я забыл – она узнала меня. Я был в этом почти уверен. Никак иначе я не мог истолковать то, что проступало в её глазах пока она смотрела на меня – узнавание! Однако Лиса почему-то не подала вида. От кого она решила скрыть, что знает меня? От своих товарищей? Почему? Или у неё на меня возникли какие-то планы? В таком случае, мне тоже надо помедлить с дружескими объятиями. Но неужели она не только заметила меня среди гостей, но и запомнила?.. Тьфу, что за мешанина у меня в голове! Девочка-невеста погибла, я своими руками положил её в могилу! Не надо, бессмысленно тянуть какие-то нити от сегодняшней Лисы к той девочке в прошлое!
Вот они, трое. Первая: девочка-невеста, имени которой я не помню, но точно не Лиса. Я видел её раз в жизни, в день её свадьбы. В тот день она погибла, я хоронил то кровавое месиво, что осталось от неё. Вторая: принцесса Лиса, главная героиня серии моих книг, появилась в память о той убитой. Третья: я встретил её сегодня, член боевой группы, по всей видимости. У неё внешность первой и имя второй.
Я чувствовал, в этом есть какой-то смысл. Но не видел его. От досады я долбанул затылком по решетке. Не помогло. В голове по прежнему, только срач, разброд и шатание. Еще разруха и запустение. Ладно, может с другого конца зайти. Вчера вечером, то есть ночью я лёг спать в свою постель…
– Опа! – вдруг как иголкой кольнуло. – Что-то про хворобу свою ты, братец, того… ни разу не вспомнил. Как-то несолидно, легкомысленно даже. Так, чего доброго, и помереть забудешь. Надо же, – я хмыкнул, – вчера помнил, обречённым себя чувствовал, чего-то из компа удалял. А утром и думать забыл.
Хотя, почему-то забыл я многое. Да и утро выдалось… не рядовое.
Что произошло, пока я спал? Я тщетно рылся памяти – хотя бы крохотный клочок смутных воспоминаний, ощущение какое-нибудь сквозь сон. Может усыпили меня и сонным перевёзли? Фу, глупость какая! Кому я нужен, стоящий одной ногой в могиле. И усыплять, перевозить для того лишь чтобы раздеть донага и выбросить?
Так телепортировался я что ли? Да, вот именно так это и выглядит. А одежда моя лежит сейчас на моей кровати, покинутая телом. Жаль, не верю я в эти чудеса. Но если бы верил, сказал бы: да, ночью произошла какая-то самопроизвольная телепортация меня. Правда, неизвестно куда. И вот теперь я тут. Не знаю где.
Мне бы поговорить с Лисой. Или хоть с кем-нибудь. Или пока не надо? Вспомнились слова Итальянца о том, что коль возьмут меня с собой, то у меня только два пути останется: либо к ним, либо на тот свет. Хмм… К ним, это в боевые сотоварищи, надо полагать. Что от меня в таком случае потребуется? Зарекомендовать себя каким-нибудь универсальным солдатом? Предъявить неоспоримые доказательства что я не шпион и вообще «свой" ? Ох, чую, не очень-то меня такой расклад устраивается. При таком раскладе «тот свет" маячит мне значительно ближе. А это меня уж совсем не устраивает. Вот только если и вправду Лиса намерена разыграть меня как карту, припрятанную в рукаве… Может, в этом мой единственный шанс? Если только карта моя не окажется битой.
Я много чего успел передумать. Впрочем, я теперь уже не забывал об оставшейся кратковременности своего существования, и в этом свете происходящее начал воспринимать иначе. Теперь это было вроде неожиданного приключения под самый занавес. Забавно. Хотел же увидеть свою девочку-мечту. Стоп, а не сон ли это?! Озарение вспыхнуло разгадкой. Я щипнул себя за ногу. Было больно. Эммм… не разгадка…
Потом пришел Кэй с фонариком и просунул под решетку миску, ложку и кружку. Я не успел рассмотреть чего он принес как опять оказался в темноте. Оставалось полагаться только на вкусовые ощущения. В миске было варево из непонятных овощей с волокнами мяса – с тушенкой что ли? На вкус вполне съедобно, я бы и еще мисочку умял за милую душу. В кружке оказалась простая вода. Посуда была вроде как пластиковая, но жесткая, прочная.
Сейчас кто-нибудь явится за посудой. Может стоит спросить или попросить о чем-то? Хотя бы в сортир попроситься? Или не стоит форсировать события? Забыть обо мне они точно не забыли, а торопиться мне особо некуда. Ладно, подожду, пусть ходят первыми. Лиса… моя девочка-невеста… моя придуманная принцесса… А вот кто эта Лиса, реальная, из крови и плоти, я понятия не имею. И не определил еще своего к ней отношения. Нет, пусть ходит первая.
Я допил воду, сложил все в миску и высунул за решетку, в проход. Вскоре опять пришел Кэй и молча забрал посуду.
Апартаменты мои были убоги до крайности. Когда от сидения затекли ноги и спина, я попытался размяться пешком. Но не разгуляешься в клетке в три шага длины и два ширины, все равно что на одном месте топчешься. Я поразвлекался кой-какими упражнениями и опять сел на обжитое место. Со стороны входа до меня давно уже не доносилось почти никаких звуков. Или они все спать легли или ушли опять. Но я был всё же не один. Изредка слышал-таки негромкие стуки, позвякивание, шаги.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList