Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Тогда, на берегу пруда, Стрелок не придал большого значения словам Принцессы. Почему-то они совсем не затронули его. Мысли его касались больше её поведения, манеры держаться – с достоинством и ноткой высокомерия. Ведь она обращалась к нему с просьбой. Просила остаться, поменять бродячую вольную жизнь на оседлую. Но подала эту просьбу как распоряжение.
"Истинно королевское величие, – усмехнулся про себя Стрелок. – И она с ним родилась".
Наутро, когда собирался в путь, даже не вспомнил о пожелании принцессы. Но вот что странно: позже обнаружилось, что в его памяти осталось каждое слово девочки. Шло время день за днем, неделя за неделей, а разговор с нею не желал забываться. Более того, слова её прорастали раздумьями и удивлением. Откуда она, почти его не зная, виделись-то считанные разы, а разговаривали и того меньше, так откуда такое отношение к нему? Может быть, вправду, детская влюбленность? Нет. Он поверил Лисе, что нет, не влюблена она в Стрелка. Какая-то особая тяга...
И Стрелок не мог теперь не признаться себе, что чувствует к ней нечто похожее. С тех пор как нашел ее на том звездном перекрестке, не было и дня, в который он не подумал бы о Лисе. Каждую ночь, отходя ко сну, Стрелок и ей желал доброй ночи.
"...на самом деле ни за кого не хочешь отвечать" – так она сказала, и это была истинная правда. Он постоянно кого-то охранял, защищал. Но отработав, получив причитающееся, тут же забывал тех, кто благодаря ему оставался жив. Забывал всех, только не ту малышку, что живет тоже, благодаря ему. Его-то что тянет к ней?! Он не мог себе ответить.
В этот раз работа ему нашлась в первом же заезжем дворе, перед которым он под вечер остановил свою лошадь. Зажиточный поселок раскинулся вблизи речной переправы. Дома здесь были добротные, обнесены крепкими высокими заборами. К проезжим людям тут привыкли – через поселок проходила большая наезженная дорога и спускалась к переправе. Продолжался тракт за рекой и вёл в город, что лежал в двух дневных переходах отсюда и славился ярмарками. Туда Стрелок и держал неторопливый путь, купцы ведь всегда нуждаются в верном спутнике и надежной защите.
Завидев двухэтажный дом с длиной коновязью, он повернул к нему и не ошибся, разглядев доску прибитую к столбу. На ней значилось "До счастья три шага" и стрелка указывала направление, чтобы уж не ошибиться по пути к счастью. Стрелок спешился, бросил повод на коновязь и поднялся на крыльцо.
Внизу располагалась корчма. В это время народу здесь столовалось немало. Больше сидели компаниями, но были и одиночки. Стрелок прошёл к человеку за стойкой. Тот встретил сначала острым, распознающим взглядом, потом почему-то разулыбался как знакомому. Стрелку он знаком не был.
– Ты хозяин? – спросил он.
– Точно так, хозяин.
– Мне комнату на ночь. Вели сейчас же принести туда воды. Да распорядись мою каурую разнуздать, накормить и напоить.
– Сделаем в лучшем виде, господин хороший, на ночь в конюшню поставим, – заверил хозяин счастья и, высмотрев в зале подростка, собирающего в эту минуту пустые кружки с одного из столов, махнул ему рукой и велел проводить Стрелка в комнату.
Не прошло и пяти минут, ему принесли ведро воды и большой медный таз. Стрелок вылил в него воду, разделся до пояса и долго и с удовольствием смывал пот и пыль, расплескивая воду на пол. Потом, облачившись в свежую рубаху, спустился в корчму. Попросил хозяина послать убрать в комнате и почистить его одежду. На ужин хозяин предложил томлёный суп в горшочке, замазанном сверху ржаным тестом, добрый кусок нежной телятины с белой фасолью, промаринованный, нашпигованный приправами и запечённый на углях до хрустящей корочки. И разумеется, ужин не ужин без доброй бутыли красного вина. Стрелок одобрил предложение хозяина, только вместо вина попросил медового сбитню на яблоках, и уселся за свободный стол у дальней стены, откуда вся зала была у него как на ладони.
Как скоро догадался Стрелок, владела заезжим двором одна семья, члены этой семьи и работали здесь. Организовано всё было чётко и спокойно.
Каждый новый, едва появившийся на пороге гость, тут же брался на заметку всеми работающими в зале. Потом бывало довольно лишь взгляда хозяина, чтобы поспешить к нему за новым поручением.
Расторопная молодуха, лицом очень схожая с хозяином, уже несла горшочек, обернув его полотенцем. На кухне, в печи, десяток таких горшочков стояли наготове, подвинутые к зеву, а в глубине печки допревал ещё с десяток – томлёные супы заслуженно пользовались спросом.
Поставив горшок на край, молодка обмахнула полотенцем и без того чистый стол, поставила суп перед гостем, положила ложку и с улыбкой пожелала "Кушайте на здоровье!"
Стрелок отломил край ржаной лепёшки, что служила крышкой. Она была мягкая, румяная, в меру поджаренная. Из горшочка в образовавшееся отверстие вырвалось такое ароматное облако, что Стрелок поневоле глубоко вдохнул его, смакуя густой запах томления и приправ.
После сытного и вкусного ужина самое время выкурить трубку. Стрелок неторопливо, небольшими порциями укладывал табак в чашку трубки, каждую тщательно утрамбовывал и выглаживал большим пальцем. Время от времени потягивал воздух через мундштук, проверяя, как он проходит. Стрелок исполнял ритуал, предшествующий собственно курению, и он был не менее приятен и важен. Потом раскурил трубку, потянул воздух носом, чтобы почувствовать аромат и вкус табака. Курил он давно, ему нравился и сам процесс курения, и аура покоя, окутывающая его в это время. Иногда трубка было необходима, чтобы привести в порядок мысли и принять какое-то решение.
Закончив ритуал раскуривания своей любимой трубки с довольно длинным прямым чубуком, Стрелок откинулся на спинку стула и скользнул глазами по залу. Привлёк внимание хозяин и один из тех гостей, кто прежде вкушал ужин в одиночестве. Теперь он разговаривал с хозяином, склонившись к нему над стойкой – разговор явно шёл о каком-то приватном деле. И тут хозяин бросил короткий взгляд на Стрелка. Собеседник его повернул голову и посмотрел в его же сторону. Встретившись с прямым взглядом, он секунду-другую держал его, потом направился к Стрелку.
- Позволите присесть за ваш стол?
- Стрелок кивнул на стул.
- Вы заметили, что мы говорили о вас?
Вопрос ответа на требовал, и так было понятно: да, заметил.
- Я спросил у хозяина совет, не знает ли он надежного человека, кто возьмётся быть мне спутником. Он указал на вас.
"Выходит, он в самом деле знает меня. – Стрелок глянул на человека за стойкой. – Интересно, откуда? Впрочем, это неважно, земля слухом полнится".
- Ты чего-то опасаешься или не любишь путешествовать в одиночку?
- Мне кажется, меня хотят убить, – спокойно сообщил человек.
Минуту, другую Стрелок молчал, разглядывая его и медленно, глубоко затягиваясь ароматным дымом. Тепло чашки согревало ладонь. Он любил холодное курение и потому иногда давал трубке почти затухнуть, чтобы она не перегрелась. К тому же он так хорошо знал свою трубку, что чувствовал, когда стоит сделать затяжку слабее и реже, а когда усилить её.
Человек напротив был молод, на той стадии возраста, когда называют и юношей, и молодым мужчиной. Сейчас он смотрел прямо, с ожиданием, но без нетерпения либо волнения. Стрелку это нравилось.
- Хорошо, считай, что нанял меня.
- Спасибо. Деньги есть, цена меня не беспокоит, – юноша правильно услышал в словах Стрелка то, что должен был услышать.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList