Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава двадцать восьмая

в чем ошибался Ларт

Ларт не ошибся, предполагая, что Ал да Ланга будет опасаться оживленных морских путей. И не только похищение Гретхен служило тому причиной. Ал-мореход, бесстрашный авантюрист, нажил себе немало смертельных врагов за те добрые два десятка лет, в течение которых он избороздил едва ли ни все на свете моря. Лишь в самые первые годы он считал себя торговцем, и судно свое регистрировал как торговое во всех портах, куда доводилось ему заходить. Но уже тогда расчет и выгода отступали перед жадным любопытством искателя приключений. Да Ланга без сожаления упускал выгодные сделки, если возможность испытать нечто захватывающее вдруг манила его совсем в другую сторону. Приключению же часто сопутствует опасность и риск, а деятельная натура Ала не оставляла ему никакого шанса остаться посторонним наблюдателем.
Он активно участвовал в судьбах изгоев всякого рода: от повстанцев, терпящих поражение, до беглых каторжан. Руководствовался при этом не здравыми доводами разума либо нормами правосудия, а лишь собственными симпатиями, если личные качества человека располагали к нему Ала. Обзаводясь друзьями и теми людьми, кто считал себя до конца жизни обязанным Алу да Ланга, он одновременно наживал себе заклятых врагов. Таким образом, лагерь недружелюбно настроенных - мягко говоря - к Алу людей регулярно пополнялся как представителями закона различных государств, так и их антиподами. И если первые, имея о нем весьма нелестное мнение, ждали только случая, чтобы схватить его за руку, то вторые ждали лишь случая встретиться и расквитаться.
Взять хоть бы предпоследний случай из череды многих. Около двух месяцев назад Ал да Ланга имел неосторожность навлечь на себя гнев одного восточного владыки, в рабах у которого оказался молодой англичанин. Юношу захватили в плен в то время, как он возвращался домой, поправив здоровье под благодатным итальянским солнцем, и продали в Турцию. Богатые родственники долго разыскивали пропавшего. Наконец, в эту историю оказался вовлечен Ал да Ланга. Имея обширные связи, а в особенности, прибегнув к помощи соотечественников, осуществляющих непрестанный контроль на всех известных рынках рабов, он смог обнаружить след юноши. По следу этому прошли другие люди, но на завершающем этапе истории "слово" опять принадлежало да Ланга. Когда были использованы все возможности вызволить пленника, и семья отчаялась придти к соглашению со спесивым пашой, юноше устроили побег. Именно Ал да Ланга принял на борт беглеца, выхватив его из-под самого носа преследователей. Далее, успешно ускользнув и от морской погони, Ал вскоре передал настрадавшегося юношу в объятия счастливых родителей. Однако его участие в судьбе англичанина оказалось раскрыто, и оскорбленный владыка поклялся, что рано или поздно гнев его обрушится на неверного, и кара будет страшной.
Историй, подобных этой, у Ала да Ланга набралось бы ни один десяток. Но до сих пор ему сопутствовала удача. А может быть, самоуверенность и отвага позволяли ему держать за хвост синюю птицу. Удача любит смелых. Но еще - осторожных. И хоть поступки Ала не могли бы служить примером осторожности, однако и безрассудным назвать его было нельзя. Судно его и теперь официально считалось торговым, таможенники всегда имели возможность обнаружить в трюмах что-то из товаров, действительно предназначенных к продаже. А смекалка и особое чутье на опасность позволяли успешно обходить ловушки.
И теперь именно интуиция подсказывала ему, что довольно искушать судьбу, пришло время заползти в самую глубокую нору и там отсидеться - слишком много охотничьих собак рыщет поблизости, вынюхивает след. В качестве норы Ал да Ланга избрал далекие земли Нового Света. Впрочем, оседлая, спокойная жизнь была настолько не в характере морехода, что, вероятнее всего, он нашел бы иной способ противостоять опасностям. Однако теперь именно такая жизнь манила его более всего, - с ним была Гретхен. Ал жаждал обрести с нею земной рай, поселившись в тихом и безопасном месте.
Итак, целью своей Ал да Ланга определил Америку. Но прежде он вынужден был рискнуть еще раз, зайдя на один из островов, расположенный вблизи побережья Старого Света. Ал намеревался опустошить свой тайник, где хранилось всё, им нажитое. Ведь не с пустыми руками ступать на берег американского континента. Нет, Гретхен ни в коем случае не будет терпеть лишения, он сможет обеспечить ее не только всем необходимым, но украсит жизнь этой женщины так, как она того достойна. Таким образом, в начале пути судно Ала да Ланга направилось вовсе не к берегам Нового Света. Через несколько дней оно должно было оказаться именно в тех широтах, где морские просторы столь же оживленны, как Мон-Мантр в погожий воскресный день.
Этого Ларт не знал и предугадать не мог. Впередсмотрящие на марсовой площадке "Летучего" с надеждой всматривались в голубую даль океана. Каждый ждал, что именно ему доведется сообщить радостную весть, означающую, что погоня увенчалась успехом и преследование входит в завершающую стадию.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList