Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава семьдесят восьмая

снова в пути

Рассудив, что если Уитко покинул берега Флориды именно из-за Гретхен, то индеец наверняка старался не выпускать ее надолго из поля зрения, а значит, должен был находиться где-то неподалеку от Гретхен. В таком случае, где искать его след, как ни вблизи дома, в котором жила Гретхен?
Ларт и Кренстон обратились за помощью к губернаторским слугам: после того, как да Ланга прибыл на остров, не попадался ли индеец-чужак на глаза кому-нибудь из них. И сразу двое подтвердили, что да, видели. И оба раза произошло это в обширном саду, раскинувшемся вокруг дома губернатора. Вслед за этим один из конюхов заявил, что ему есть что сказать приезжим господам. Это был тот самый конюх-индеец, чьим гостеприимством пользовался на Маннестерре Уитко. Будучи осведомлен о трагедии, произошедшей в море, индеец теперь опасался, что, дознавшись о странном чужаке, именно его заподозрят: мол, шпионил, высматривал, навел убийц. Тем более что на том судне среди погибших тело Уитко не обнаружили - будь иначе, об этом непременно судачили бы повсюду, но говорили другое - на индейский след убийц наводили только косвенные улики.
Индеец заговорил еще и потому, что, коль уж на то пошло, люди должны знать - на судне Мюррея был еще один человек, который тоже мог пострадать от разбойного нападения. Он пропал так же, как Гретхен и Шах-Велед, но к самим разбойникам, кто бы они ни были, и убийству мирных моряков - индеец клялся - Уитко отношения не имеет.
- А знаешь ли ты об индейском письме, которое твой гость отправил с острова? - спросил Ларт.
Конюх метнул на него быстрый взгляд: говорить или нет? Ведь письмо истолкуют как улику пособничества преступникам. Кому он слал письмо? Зачем? О чем? Ответ лежит на виду - наверняка это было письмо сообщникам…
Ларт уточнил:
- Я говорю о письме, которое было предназначено человеку с черной собакой.
Индеец понял, что следует говорить все, как есть. Ведь ясно, обо всем, что касается губернатора и женщины, эти бледнолицые знают много больше, чем говорят. Потому не стоит лгать им или недоговаривать.
- Знаю. Я помог отправить его с острова. Письмо о женщине. Все думают - она скво нашего хозяина.
- А ты думаешь иначе?
- Она не скво. Пленница.
- Это тебе Уитко сказал?
- Тухао сам имеет глаза.
- Письмо было для меня. Мы очень благодарны тебе и Уитко. И знаем, сын вождя не связан с убийцами. Но до сих пор мы не знали, что он был на судне Энтони Мюррея... Это очень важно. Скажи, у тебя самого нет ли предположений, что там произошло? Почему?
- Не знаю. - Помедлив, индеец добавил: - Они шли к шаману… Про него говорят - сильно опасный человек. Большой колдун.
Ларт и Тимотей провели на Маннестерре целое расследование, к вечеру завершили на острове все дела, и на закате "Летучий" и "Изабелла" вышли из портовой бухты. Солнце опускалось в море, расстелив на воде багровую дорожку. Море было безмятежно спокойным. Невысокий бурун бежал перед носом корабля, играя всеми оттенками горячего закатного цвета.
Ах, как много ответов нашлось на острове! К сожалению, Гретхен это не делало ближе! Конечно, хорошо было уже то хотя бы, что у Ларта и Тимотея имелись теперь верные ориентиры, сужающие область поиска до ленты тропического леса, в котором обитает племя шамана-катчеза. Это ведь не тысячемильная протяженность атлантического побережья Америки! Уж если там удалось выйти на след Гретхен!.. Они ее найдут, в этом нет сомнений. Но не радовала даже твердая уверенность в успехе дела. Радость заглушалась тревогой. Неужели Гретхен попала в руки индейцев?! Тех самых дикарей, что столь жестоко расправились с целым экипажем закаленных морем мужчин! Наверняка негодяи прибегли к какой-то дьявольской хитрости. И Гретхен захвачена ими в качестве добычи… Об этом страшно думать, сердце сжимается мучительным спазмом…
Перед тем, как достигнуть острова, на всем пути от Флориды, Ларт пребывал в таком нервном возбуждении, что казалось, состояние беспокойства уже не может быть сильнее. Но после Маннестерре он совсем потерял покой. До сих пор он знал хотя бы, что Гретхен находится в руках Ала да Ланга. От него, несмотря на его безумный поступок, все же можно было ожидать порядочного отношения к женщине. Но от кровожадных негодяев ничего подобного ждать не приходилось. И этот шаман… "сильно опасный человек", к которому, по сути шла Гретхен… есть ли связь между ним и разбойной бандой?.. Кто встретил их на берегу?..
Однако едва ли Ларт испытал бы облегчение, получи он ответы на эти мучительные вопросы. Нет, не утешило бы его знание, что плененные Гретхен и Шах-Велед вынуждены идти неизвестно куда, вглубь непроходимых джунглей. Что идут они под конвоем целого отряда воинов-индейцев - тех самых головорезов, чьи руки обагрены кровью Энтони Мюррея и его экипажа. И что происходит все по воле шамана, человека чрезвычайно опасного.
…На второй день пути Тимотей провел несколько часов на бригантине Ларта. Они обсудили и согласовали детали плавания, потом сэр Кренстон остался отобедать на "Летучем". Ларт был, как обычно, внимателен, радушен, разве что несколько мрачен. Но проницательный Тимотей чувствовал, что Ларту стоит немалого труда сохранять самообладание. Малейшая нерасторопность матросов грозила вызвать у него взрыв бешенства, и ему требовалось усилие, чтобы держать себя в руках. Психическое состояние друга беспокоило Кренстона, но ни о каких беседах и увещеваниях не могло быть и речи. И еще, все эти часы, что провел он рядом с Лартом, у Тимотея из головы не шла история о погоне за пиратами, разграбившими островной храм служительниц Геллы, и о последующей расправе над ними, учиненной Лартом. Впервые Кренстон понял, увидел, почувствовал, сколь страшно могли быть наказаны те преступники.
За обедом присутствовал так же Кристофер Барклей, траппер, присоединившийся к экспедиции Ларта в форте Джорджтаун. Ларт почти ничего не ел, блюда от него забирали едва тронутые.
Чтобы хоть сколько-то разрядить мрачную атмосферу, Тимотей проговорил:
- Я уповаю на то, что Гретхен сейчас не одна... Судя по тому, что мы знаем о Шах-Веледе и Уитко, она найдет в них защитников и покровителей. И по какой-то причине банда, напавшая на корабль Мюррея, оставила их в живых. Можно надеяться, что хотя бы один из них сейчас рядом с Гретхен.
- Мы не знаем, оставили их живыми или нет. Нет трупов? Так их могли вышвырнуть за борт, - Ларт мрачно бросил салфетку на стол.
- Я уверен, что этого не произошло, - сделав глоток воды, сказал Барклей.
- Что дает вам такую уверенность? - Ларт скептически дернул уголком губ.
- Скальпы. Индейцы не выбросили за борт ни одного человека из экипажа. Как живые, так и мертвые представляют для них ценность, пока не снят скальп. Представить же, что, завладев им, они для чего-то станут возиться с окровавленным телом, перекидывать его через борт… Зачем? Нет, наверняка трое покинули судно живыми - женщина и два мужчины. И еще один момент вселяет надежду: велика вероятность того, что индейцу удалось остаться свободным. Он ведь тайком пробрался на судно и прятался там. Мы знаем, что напавшие не рыскали по судну, а быстро его покинули, иначе там все было бы перевернуто вверх дном. Таким образом, у индейца была возможность остаться живым в своем тайнике. Его же дальнейшие действия… разумеется, наверняка сказать нельзя, но насколько я могу судить по тому, что услышал об этом парне, он честный, порядочный человек. Едва ли он бросил на произвол судьбы тех, кто нуждался в его помощи.
Помолчав, Ларт проговорил:
- Вы правы, Кристофер. Я молю бога, чтобы вы оказали правы.
Ларт не счел нужным говорить, что Шах-Веледа смерть могла поджидать на берегу. Он ведь был среди тех, кто вышел на берег. А что стало с ним потом?.. Да о чем тут говорить, когда каждый сам постоянно раздумывает о произошедшем? Для чего заставлять друзей придумывать ему в утешение какие-то спасительные версии?


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList