Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава двадцать вторая

несколько слов об идеальной прислуге

Было позднее утро. Гретхен приняла ароматическую ванну, потом ее причесали, но завтрак она подавать не велела, с минуты на минуту ожидая Аристо. Гретхен хотела сесть к столу вместе с ним. Просторная гостиная была полна солнца и птичьего щебета, беспрепятственно льющегося в раскрытые окна. Она полулежала на широкой мягкой банкетке с изголовником, отщипывала янтарные виноградины из вазы, наполненной фруктами. Здесь же, на низком столике, на серебряном подносе лежала ее утренняя почта: горкой рассыпались письма, новые приглашения и визитные карточки - Гретхен не хотелось приниматься за них, она знала, что едва ли какое-либо имя или событие заставит ее сердце забиться хоть чуточку скорее.
Бесшумно вошел Нааль.
- Моя госпожа, к вам...
- Я жду его, проси войти, - помахала рукой Гретхен. - И распорядись накрывать на двоих.
Нааль склонил голову и исчез.
Гретхен посмотрела ему в след и вспомнила о том, что далеко не сразу приняла здешний обычай, показавшийся ей вначале попросту возмутительным. Впрочем, она и теперь еще не может полностью согласиться с ним.
В первый день, сразу по приезде, ей были представлены ее слуги, но Гретхен тогда запомнила лишь старшего из них, удивившись мимолетно, что для положения старшего слуги его возраст мало подходит - Наалю было около двадцати. Он сопровождал Гретхен в ее комнату, когда она высказала пожелание увидеть свою горничную, и услышала в ответ странное: "В доме нет женской прислуги, моя госпожа. Располагайте мною, как сочтете нужным". Гретхен продумала, что скорее всего юноша ее не понял, и велела позвать к ней Ларта.
- Не сердитесь на вашего слугу, тут моя вина, - поморщился Ларт, когда Гретхен попросила у него объяснений. - Я упустил это из виду. Гретхен, дело в том, что у нас нет женской прислуги, совсем.
- Но… Ларт!.. Вы хотите сказать, что я должна принимать услуги этих молодых людей?! - Гретхен не знала, то ли ей смеяться, то ли возмутиться.
Она в изумлении смотрела на Ларта, видя, что он колеблется. "Неужели он скажет "да"?!
- Нет, - с запинкой проговорил он. - У вас будет горничная. Вам пришлют храмовых служительниц первой ступени. Но… это не служанки, Гретхен... Вам придется помнить об этом.
На следующее утро в спальню Гретхен вошла молодая женщина.
- Доброе утро, прекрасная Гретхен.
- Вы моя горничная?
- Да. Время вставать. В умывальной уже всё готово.
- Мне еще не хочется вставать.
- Но вы хорошо отдохнули, а долго валяться в постели не на пользу вашей коже и цвету лица.
Женщина уже держала наготове пеньюар. Под таким бесцеремонным натиском Гретхен ничего не оставалось, как выбираться из постели. В умывальной комнате с ней тоже не церемонились - протесты Гретхен по поводу слишком холодной воды и слишком жесткого массажа не возымели должного эффекта. Процедура утреннего туалета длилась долго, в результате Гретхен вышла красиво причесанная, бодрая, с румянцем на щеках и ошеломленная - не считаясь с ее желанием, ее уверяли, что лучше знают, что вредно, а что полезно для здоровья юной женщины и ее хорошего настроения.
Через день или два после этого Гретхен познакомилась с Амандой, и с первых минут знакомства женщины прониклись взаимной симпатией. И не потому что Аманда настаивала, чтобы все сомнения и тревоги Гретхен несла к ней, но чувствуя с новой знакомой какую-то глубокую родственность, близость и взаимопонимание, Гретхен вскоре заговорила именно о ситуации, которая сложилась у нее с домашней прислугой. Ее растерянность граничила с возмущением:
- Не находите ли вы это противоестественным, Аманда?
- Теперь уже нет, - ответила женщина, и Гретхен стало многое ясно из этих коротких слов.
Помолчав, Аманда заговорила опять:
- Милая Гретхен, вам нет необходимости объяснять мне, что вы чувствуете и что думаете по этому поводу - я слишком хорошо это представляю. И я шла точно по тому же пути, которым идете вы. Давайте, я попробую угадать. Вы наотрез отказались пользоваться прислугой во всех сферах, которые в большей или меньшей степени считаете интимными. Тут вы решили обходиться вовсе без прислуги. Я не ошиблась?
- Почти не ошиблись. Мне в помощь прислали храмовых служительниц.
На лице Аманды проступало выражение всё большего изумления.
- Что вы сказали? В самом деле?! Служительницы выполняют обязанности прислуги в вашем доме?!
- Да… - Гретхен даже растерялась, наблюдая такую реакцию на свое сообщение.
- Вы правильно поняли? Может быть, это какие-то другие женщины?
- Да нет же! Ларт сказал: храмовые служительницы первой ступени. Что в этом удивительного, объясните мне, Аманда!
- Гретти, дело в том, что едва ли кто превзойдет храмовых служительниц в независимости и свободолюбии! Я не могу представить, при каких обстоятельствах этих женщин можно принудить что-либо делать против их воли!
- Да они и не делаю! Они помыкают мною, как им заблагорассудится! - Гретхен проговорила это с таким выражением детской обиды и жалобы, что Аманда рассмеялась, и обняла ее.
- Милая, милая Гретхен! Я вам искренне сочувствую. И всё же - для них противоестественно исполнять роль прислуги. Единственный приемлемый вариант - они захотели, согласились добровольно. Ну разумеется, Ларту они отказать не смогли!
Гретхен посмотрела вопросительно, но Аманда ласково тронула ее за руку, заговорила о другом:
- Милый мой дружочек, возможно вам будет легче смириться с реальным положением вещей, если вы будете знать его причину? Выслушайте меня, пожалуйста.
Гретхен кивнула.
- В этом мире действительно, женщин не используют в качестве прислуги. Догадываетесь почему?
- Нет.
- Для женщины это унизительно. И не смотрите на меня столь недоверчиво. А вот юноши… Несколько лет пребывания в роли прислуги - это традиция, причем она не имеет силы закона. Однако считается, что мужчина больше нигде не имеет возможности пройти такую великолепную школу. Научиться владеть собой, подчинять инстинкты разуму, научиться терпению и терпимости, не говоря уже о практических навыках. Самым прекрасным женщинам служат сыновья самых знатных семей. Прежде чем войти в дом в качестве прислуги, юноши целый год проводят в отдаленных мужских храмах-монастырях, приобретая самые первоначальные знания и умения. И не думайте, Гретхен, что для них всё легко и просто. Вы сейчас много опытнее и разумнее их. И едва ли правильно ваше яростное неприятие их. Уверена, они сейчас страдают, они обязаны что-то предпринять, чтобы заслужить ваше доверия и расположение. Честно говоря, я не вижу, что они могут такое сделать.
- Обязаны?
- Гретти… я не хочу таким образом влиять на вас. Но коль вы спросили… Юноши сделали выбор, ступили на этот путь и повернуть назад теперь не имеют права. Они должны пройти его, как бы трудно не было. И справиться со всеми трудностями. Но если их категорически не приняли, значит, они не справились.
- И что?
- Они могут быть наказаны.
Гретхен скоро отослала назад всех женщин, кроме одной. Она бы сделала это, даже не будь этого разговора с Амандой - методы служительниц слишком часто входили в противоречие с представлениями Гретхен. А через два с лишним месяца отказалась и от услуг последней из них, сочтя за благо для себя найти какие-то компромиссы. Она смирилась с тем, что в доме, на кухне, в саду хозяйничают юноши, и не только накрывают для нее на стол, но и готовят ей ванну, стелят постель. В чем-то Гретхен предпочла обходиться без посторонней помощи, как обходилась без нее всё время с тех пор, как покинула замок супруга. Да Гретхен и раньше не была слишком избалована попечительством слуг.
К тому же, Гретхен не могла не оценить безусловных достоинств Нааля и всех, кто был под его началом. В доме царил идеальный порядок, при этом всё происходило будто само собой - юноши умели быть не слышимы и не видимы. Ничего не надо было повторять дважды, и не было нужды проверять, выполнено ли распоряжение и с должной ли прилежностью.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList