Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава сорок восьмая

о том, как слово чести может стать ловушкой

Гретхен ошибалась в отношении Ларта также, как ошибалась сотни раз, когда расценивала его сдержанность как равнодушие к ней. Или, когда, не зная подоплеку некоторых его поступков, она отчаянно пыталась объяснить их и найти Ларту оправдание, но видела только холодное безразличие к ее судьбе.
И в этом не было ее вины, потому что даже самые невероятные домыслы нисколько не приближали ее к истине.
Гретхен не знала, что произошло при первой встрече Ларта с нею, которая случилась задолго до того, как Гретхен увидела его на маскараде в замке графа де Ларпосе.
Эта встреча состоялась в тот день, когда на Круге Вершителей впервые прозвучало имя Гретхен. Семеро собрались, чтобы выслушать рассказ о прекрасной женщине, обстоятельства жизни которой были не просто тяжелыми, но ужасающими - ее выдали замуж за грубое и безжалостное животное, и супруг поставил целью свести ее в могилу, и достигал этой цели с изощренной жестокостью, превратив жизнь юной супруги в ежедневную пытку.
Ларт и сам себе позже не мог объяснить, что произошло с ним в тот день. Может быть, рассказчик сумел чрезвычайно ярко поведать о незнакомой, несчастной женщине, но Ларту казалось, что он становится бессильным свидетелем ее страданий, и сердце его щемило от странной вины и боли. А когда рассказчик передал Вершителям портрет - миниатюру в медальоне, Ларт понял, что любит эту женщину, и желает только одного - избавить ее от злой доли, от мужа-негодяя, от страха и побоев, от ужасной болезни. Ни минуты не медля он просил Вершителей сделать для него исключение и разрешить лично отправиться за француженкой. Эта просьба прозвучала для его товарищей неожиданно и странно. Вершитель более принадлежит Кругу, чем себе. И не может быть таких обстоятельств, чтобы Вершитель пошел на поводу собственной прихоти и подменил собою Посланного. Ему сказали "Нет!", и Ларт понимал их и не винил в черствости. Но одновременно знал, что не подчинится запрету, чего бы ему это ни стоило.
Ларту помогла, а может быть, спасла, мать Гелла. Она, единственная из Круга, владела Правом Решающего Слова, даже если ее мнение противопоставлялось мнению шести. Она владела даром ясновидения, ей было доступно гораздо больше, чем остальным Вершителям. Мать Гелла редко пользовалась своим Правом, потому что знала - злоупотреблять даром небезопасно. Но в тот раз она использовала свое Право Решающего Слова, и оно было таким:
- Если намерения твои тверды, отправляйся в путь немедля. Ты один успеешь, ибо будешь стремиться к ней даже сквозь непреодолимое. И ты один не потеряешь ее в дороге, ибо никто другой не будет столь же целеустремлен.
Возражений не последовало, Ларт получил согласие Вершителей, но должен был выполнить одно условие. В тот час он готов был согласиться с чем угодно, лишь бы побыстрее в путь, и лишь гораздо позже понял, насколько жестоким оказалось требование Круга - оно вынуждало его причинять Гретхен боль, обижать невольно и даже отказываться от нее. Условие заключалось в том, что Ларт должен был оставить за ней свободу выбора.
Члены Круга руководствовались лучшими побуждениями. Опыт многих лет научил, что женщина начинает испытывать особые чувства к человеку, который вдруг явился и переменил ее жизнь. Это имело характер закономерности, да и могло ли быть иначе? Пришелец становился единственным источником света в кромешной тьме ее жизни, как же не потянуться к свету. Долгий путь, дни, проведенные вместе, укрепляют эти чувства, связывали дружескими узами всё теснее, и женщина, как правило, начинала принимать это за любовь. Однако Посланный лишь выполнял свой долг, да и женщина, которую он опекал, начиная жить в новом обществе, часто увлекалась новыми впечатлениями, но всё-таки драматические ситуации возникали слишком часто и преодолевались тяжело. Во избежание этого Посланные старались создавать у своей спутницы ощущение, что они друзья, только друзья, и гасить проявления ее более теплых чувств даже известной холодностью, не позволяя им разгореться. Вот и от Ларта потребовали, что он не переступит границ дружеского участия, не откроет Гретхен истинных своих чувств.
Как часто потом Ларт думал, насколько жестоким было это условие… Но осуждать друзей не мог - они хотели, чтобы его любовь не стала для Гретхен пленом, и не могли знать, что их условие и само по себе превратилось в западню. Скольких сил стоила Ларту видимость хладнокровия, когда в доме сэра Кренстона он должен был сказать ей: "Если вы хотите - оставайтесь". При этом он понимал, что обида на него и чувство долга и благодарности к Кренстону могли навсегда разлучить его с любимой.
Он не получил освобождения от данного слова и потом, когда путь их закончился.
- Дай ей время, - сказали ему. - Пусть она станет свободной и сама сделает выбор. Сейчас для нее наступит трудное время - к ней подступят разочарования и потрясения, новые тревоги. Это заставит ее еще больше устремиться к тебе - от чуждого и незнакомого к близкому и надежному. Ты будешь значить для нее так много, что заслоняешь собою всё. Ты должен отойти, Ларт. Дай ей увидеть наш мир и людей, которые ее окружают. Полгода. Для истинного чувства это не непреодолимый срок.
И лишь вчера мать Гелла во второй раз пошла наперекор решению остальных, когда заметила Гретхен в толпе горожан и проводила ее долгим взглядом. А спустя некоторое время велела Ларту привести Гретхен к ней.
Он нашел ее там, где и сказала Гелла, в саду. И в глазах Гретхен Ларт увидел, каким видится он ей - высокомерным и бесстрастным, хладнокровно играющим ее чувствами и ее судьбой. И в те минуты он не мог ничего объяснить ей, хотя для себя всё решил - он больше не будет покорно исполнять волю Вершителей, он проявит твердость и настойчивость. Но Гелла… Гелла была для него совершенно особым человеком, и Ларт не то чтобы доверял ей больше всех остальных - разумеется, каждому из Вершителей он верил как самому себе, - но от матери Геллы исходило ощущение покоя. И Ларт был спокоен за Гретхен.
Хорошо, что она находится под покровительством Храма и Геллы именно в эти минуты, когда Вершители думают и решают о ней, а его попросили немного подождать и не смущать их разум своей пристрастностью. Он подождет. Но это не значит, что он примет любое решение Круга Семи.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList