Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава двадцатая

завершение побега, далёкое от ожидаемого

Сначала Гретхен разогрелась от ходьбы, а ещё более, вероятно, от внутренней горячки, порождённой ликованием, радостным удивлением от собственного поступка и стремлением скорее, скорее миновать эти луга, лежащие между лагерем разбойников и целью её побега. Гретхен не имела даже отдаленного представления, сколько времени ей может понадобиться. Ей казалось, что они остановились на ночёвку неподалёку от усадьбы, но, помня о своём состоянии в конце дня, она не могла доверять собственным ощущениям.
Мало-помалу лихорадочное возбуждение утихало, ноги уже не так быстро несли её сквозь густые сплетения трав. Всё чаще башмаки путались в ловушках, раскинутых уплетьями дикого горошка и колючими зарослями ежевики, цеплялись за упругие, жёсткие стебли, и Гретхен то и дело спотыкалась, поневоле замедляя шаги. Одежда её намокла от ночной росы и теперь больше холодила, чем грела.
Вокруг простирался довольно ровный ландшафт, и по нему были разбросаны нечастые холмы - главный ориентир Гретхен. Она хорошо помнила, что виденная ею усадьба лежит у подножия такого холма. В начале, различив вдалеке округлый купол, она бросалась к нему со всех ног, преисполненная уверенности, что это именно тот, что ей нужен! И раз за разом её ждало горькое разочарование - как будто в закатнем обманчивом свете дом с сияющими стенами ей всего лишь привиделся. Гретхен всё более пугала мысль, что она идёт в неверном направлении. Она не могла знать, сколько времени пробирается сквозь ночь неизвестно куда. Она не знала, который теперь час ночи и скоро ли утро. И действительно тьма редеет, или это глаза её привыкли к темноте. То ей хотелось, чтобы скорее взошло солнце и обогрело её - Гретхен насквозь продрогла. То она боялась дня и света, и думала о том, что едва ли отважится продолжить путь, когда ночь перестанет скрывать её. Она замерзла и устала, а главное - утратила свою целеустремленность - желанная цель поманила и бесследно растаяла. Гретхен уже безо всякой радости обнаружила очередной подъём как раз на своём пути. Приостановилась, колеблясь - обойти его или взобраться на вершину, и, цепляясь за стебли трав полезла вверх по склону. Никакой особой надежды она уже не питала, но может быть, удача повернется к ней лицом, и она разглядит сверху деревню или крестьянский домишко…
На круглой макушке холма посреди каких-то развалин, скрытых травой, заплетённых колючими побегами дикой розы, она остановилась осмотреться. Гретхен смотрела вниз, и перед нею как на ладони лежали ровные аллеи большого парка, клумбы цветников, просторные лужайки… Большой дом стоял тихий, обитатели его спали безмятежным, счастливым сном… Гретхен прерывисто вздохнула и пошла вниз.
Склон буйно зарос кустами диких роз. Они были не высоки, но разрослись так пышно, что Гретхен скоро отказалась от попыток найти проходы между кустами, до кончиков пальцев натянула длинные рукава куртки и стала продираться напрямик. Она вся искололась об острые шипы. К счастью они не были такими длинными, как у садовых роз. Потом Гретхен увидела впереди стену и поняла, что она отгораживает парк и сад от диких зарослей. Гретхен разглядела, что ограда сложена из необработанного камня, довольно высока, и уже прикидывала, как перебраться через неё, когда увидела прямо перед собой маленькую калитку. Она была закрыта изнутри на деревянную задвижку, вставленную в две скобы. Не составило никакого труда просунуть руку сквозь железные вензеля кованой калитки и легко открыть задвижку. Таким образом, бедная скиталица вскоре оказалась по другую сторону ограды на узкой дорожке, теряющейся в темноте за деревьями.
У Гретхен зуб на зуб не попадал, её била дрожь от холода и возбуждения. Она почти уже дошла, уже не сводила глаз с прекрасного дома, смотрела на его высокие окна, балконы, увитые зеленью… И тут сонную тишину взорвал лай сторожевых псов. Их оголтелый злобный брёх клубком катился навстречу Гретхен, и всё, что она могла сделать - попятиться к дереву и прижаться спиной к его толстому стволу. Собаки вылетели из темноты и, захлебываясь лаем, бросились к ней. "Вот и всё, - подумала Гретхен, и почему-то ей стало невыносимо обидно именно такое завершение всех её надежд, устремлений и преодолений. - И пусть… и хорошо…" - тут же смирилась она, не желая ни бороться, ни цепляться за жизнь, чувствуя лишь всепоглощающую усталость. Всё поплыло перед её глазами, и она сползла на траву прямо под ноги разъярённым зверям. Её слуха ещё успели коснуться голоса людей и всё перекрывший повелительный приказ: "Огня!" Но осознать этого Гретхен уже не успела.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList