Проза
Начало Проза Графика Аудио Форум Гостевая И компания
Предыдущая страница Следующая страница

Глава двадцать вторая

Гретхен находит свою тихую гавань и заботливых друзей,
но вынуждена быть неискренней с ними

Гретхен страстно надеялась, что дом Кренстона станет для неё именно тем прибежищем, к которому она стремилась, убегая от опёки страшного человека - Немого Пастора. Она так устала от душевной боли, устала ждать очередного подвоха от судьбы и окружавших её людей, устала жить в тревоге и страхе… Подобно кораблю, чудом выжившему в жестоких штормах, истрёпанному и избитому, который, наконец, нашёл тихую, безветренную гавань и вверил себя умелым, заботливым рукам, точно так же счастливый случай и собственное мужество привели Гретхен в этот добрый дом, к добрым людям - она это чувствовала. А может быть, на пределе душевных сил всем сердцем хотела верить в эту последнюю свою надежду.
Она проснулась едва ли не за полдень, что было естественно после ночи скитаний, разочарований и тревог. И хотя Кренстон трижды интересовался, не проснулась ли дама, переполошившая ночью весь дом, но беспокоить её строго-настрого запретил. Он явился, когда Гретхен была уже умыта, причёсана и хорошо пообедала под строгим присмотром Дороти. Домоправительница сама наполняла тарелки Гретхен и не позволяла отставлять их, пока они не опустеют. Наконец, оставленная в покое и утомлённая такой пристрастной опёкой, Гретхен полулежала в постели на высоко взбитых подушках. Руки её покоились поверх одеяла и на запястьях, из-под длинных рукавов фланелевой сорочки видны были умело наложенные Дороти повязки с заживляющими мазями. Гретхен прекрасно выспалась, и хотя кровать была жестковата, а бельё не таким уж тонким, но она блаженствовала в этой постели и не желала для себя ничего другого. Вот в это время и раздался стук в двери. Габи выпорхнула и вернулась через две секунды с известием, что пришёл господин Кренстон.
Гретхен встретила его столь благодарным взглядом, что едва ли нужны были дополнительно слова признательности.
- Я вижу, вы чувствуете себя гораздо лучше, и чрезвычайно этому рад, - проговорил хозяин, располагаясь поблизости от Гретхен. - Моё имя сэр Тимотей Кренстон, и вы можете располагать мною как вам угодно. Я готов оказать вам любую помощь, в которой вы нуждаетесь.
Вот тут-то и кольнула сердце Гретхен первая иголочка-заноза: теперь была её очередь назвать себя, но как? "Баронесса Ланниган"? Она до сих пор страшилась мысли, что судьба уготовит ей встречу с супругом, и уж разумеется, не желала быть ей в этом пособницей. Ларт настоятельно советовал ей забыть имя барона, но что вместо него? В замешательстве Гретхен ответила вопросом:
- Вы англичанин, господин Кренстон?
- Я - космополит, - иронично улыбнулся он. - Родился в Англии и ношу фамилию своего отца, но моя мать была француженкой. Отец умер рано, я тогда был настолько мал, что совершенно его не помню. А матушка так и не полюбила прохладную, сдержанную на проявления тепла Англию. Сердце её принадлежало родной Тулузе, туда и вернулась молодая вдова после смерти супруга. Таким образом, по воспитанию и образованию я француз. А вот теперь меня приютила Испания.
- Испания?! - изумлённо охнула Гретхен.
- Да, - склонив голову, Кренстон внимательно посмотрел на неё. - Разве вы не знаете, что находитесь на территории Испании?
- Нет… - в замешательстве Гретхен потёрла пальцами лоб. Потом медленно проговорила: - Был шторм… корабль разбило… я не имела ни малейшего представления, на чей берег меня выбросило… А люди… они говорили со мной по-французски.
- Это не удивительно - граница Франции не так далеко, и даже среди простолюдинов нередко встретишь умеющих связать несколько французских слов. Возьмите хотя бы прислугу в моём доме - почти все если не говорят, то прекрасно понимают французскую речь. Очевидно, вы заговаривали с ними на французском, на нём вам и отвечали. Но, стало быть, вы потерпели кораблекрушение? Спаслись ли ещё люди с вашего судна?
- Я… не думаю… - Гретхен провела дрожащими пальцами по лицу. - Я никого не видела больше…
- Я вижу, что эти воспоминания ещё слишком болезненны для вас, так оставьте, не надо ничего говорить сейчас, я не хочу тревожить вас ими. Я и без того могу представить, чего вы натерпелись, поэтому не тревожьте, не ворошите боль возвращением в страшное. Позвольте спросить ещё только одно - как мне называть вас?
- О… - смутилась Гретхен, - простите, но ваши слова об Испании так ошеломили… Меня зовут Гретхен… Ларт.
- Добро пожаловать в Тополиную Обитель, мисс Ларт. Я рад, что мой дом оказался на вашем пути.
Имя Ларта, произнесённое вслух другим человеком нарушило хрупкое равновесие в душе Гретхен, губы её задрожали, глаза наполнились слезами.
- Ох, я так неуклюж со своими расспросами, - огорчённо проговорил Кренстон, - я, вопреки своему желанию, всё-таки заставляю вас страдать.
Гретхен остановила его движением руки, не в силах произнести ни слова.
- Простите… - тихо и виновато сказал Кренстон. - Я хотел бы что-то сделать для вас в искупление свой вины.
- Называйте меня… просто… Гретхен… - прерывающимся голосом с трудом выговорила она.
Кренстон поднялся:
- Право, я не хотел расстраивать вас, мисс Ларт… Гретхен… Вышло так неловко, - он стоял, расстроенный её слезами. - Я уверяю вас, что сделаю всё от меня зависящее… К сожалению, пока вам и нужно не много - покой и забота друзей.
- Только тот, кто был лишен их, может понять, как бесценно это "немногое", - Гретхен попыталась улыбнуться.
Хозяин между тем поклонился и пошёл к выходу, в дверях обернулся:
- Отдыхайте, набирайтесь сил и поскорее препроводите в прошлое всё недоброе, что с вами случилось. Кстати, для вас уже готовят комнату в доме, там вам будет гораздо удобнее, чем здесь.


Предыдущая страница Следующая страница
Содержание
Прокоментировать текст

TopList